. С днем пасечника! Пчела, как символ дружбы народов

Совсем недавно на чердаке одного старого дома, отправившегося на капремонт по заданию депутата первого центрального округа и одновременно завхоза мансардных помещений в городе на речке, называющейся не то Лета, не то Харонка, но, кажется, все-таки Нева, была обнаружена картина. Грязная, страшная, с многочисленными разрывами холста. История обыденная: таких – каждый день по одной! Отдали ее на реставрацию в ведущий музей местный. И когда грязь расчистили, на поверхность вышла удивительная картина.

Сначала искусствоведы-историки разбили себе лбы, гадая, что это за сюжет. Сюжет редкий. Прак­ти­чес­ки не встречающийся. Особо образованные и энциклопедически нагруженные историки ис­кусств встали в такую, знаете ли, типичную позу искусствоведа-знатока — руки на пузике, глаза устремлены то ли в Шамбалу, то ли в небесный архив. Под громкий стук работающих мозговых извилин изредка прорывались на  поверхность «м-да, возможно, скорее, может быть…» И, наконец, «эврика!» Произнесено это было устами одного ну очень заслуженного историка искусств, чьими званиями и почетными титулами, а еще лучше дипломами можно заклеить все стенки лаборатории, в которой происходила атрибуция полотна.
— Э, — сказал этот почтеннейший историк, — э… я предполагаю, что это Перов. Пикник на обочине. Но не тот, который известен всем, а эскиз к последующему знаменитому полотну. Я вспоминаю сейчас «Исторические хроники» Геродота, в котором есть ссылка на будущее произведение великого русского художника. В нем через сложные логически-смысловые пути проложена тропинка от Зосимы и Савватия Соловецкого (известных святых, покровителей пасечников) к пчеле Майе, так живо запечатленной золотым голосом Европы Карелом Готтом, и, стало быть, к нашей картине. Я думаю, что сюжет этот называется: «Поговорим о наших пчелах», и посвящена картина  будущему Дню пасечника, который празднуется обычно в августе на Украине.
Дальше историк искусств тяжело вздохнул. Видимо, роились в его голове и бились о стенки черепной коробки желто-чёрно-полосатые мысли… Сталкивались войска Александра Македонского с ордами пчел. А на них смотрели свысока, недоумевая, Зосима и Савватий.
Первый сложный ход к атрибуции картины был сделан. Дальше уже историков искусства хлебом не корми — дай поговорить. Следующий продолжил рассказ:

— Картина повествует о тяжелых буднях сталкеров — романтиков-искателей истинного счастья и удовольствия, меда жизни, в сумеречной зоне бытия. Этот путь и опасен и труден, о чем говорят позы изображенных героев.
— Коллега, вы правы! — перебил третий. — Я поддерживаю вашу точку зрения. Мне только хотелось бы сказать об историческом предвидении Великого Русского Художника. Посмотрите на этот задний план — ведь это же не какая-то Вавилонская башня, которая разрушится и смешает всё и вся. Это же пророческое видение Москау-Сити, превращающегося в ульи путем сложнейшей синергетики, действующей по принципу теории самоорганизации Ильи Пригожина. Да, друзья. Ясно одно: перед нами не только гениальная живопись — посмотрите на эти лессировки, на пропись первого плана, на эту удивительную фигуру в центре, так гармонично вписавшуюся в композицию — но и плановые-тоновые переходы к заднему плану, эти замирающие вдали небоскребы, над которыми летают носители меда Будущего — пчелы. Это Формула Будущего.
— Да-да, коллеги! Один момент вы пропустили совершенно однозначно. Перов, конечно, гениальный русский живописец. Но посмотрите, как элегантно, как великолепно языком масла он решает еще одну проблему, которая относится к проблемам XXI века. Как ни стран­но, все так легко функционировавшее во времена России и Малороссии, в конце XX века приобрело несколько странные фор­мы. И только гениальность художника могла предвидеть столь мирный «саммит» трех великих дер­жав на самом высоком уровне: Украина, Россия, Европа. Это – совсем не драматическая развязка несанкционированного проникновения на чужие территории, это олицетворение мирного сосуществования самых разных систем мировоззрений.
Это возможно, коллеги. В День пасечника!

Коллаж: Александр Иванов