. СЕКС-ВЕРБОВКА ПО ЦЕПОЧКЕ

Статья отражает точку зрения автора и может не совпадать с позицией официальных структур и некоммерческих организаций (и редакции!). Информация, использованная при подготовке материала, взята из открытых источников. Любое совпадение с нормативными документами, ведомственной документацией и статистикой случайно.

Некоторое время назад в международной прессе появилась статья о методах подготовки иностранных шпионов. Там промелькнула фамилия известного советского агента. В статье прямо говорилось, что по признанию самого Кима Филби, ему приходилось быть и активным, и пассивным пе…стом. Интересно, а как его тогда завербовали ? Журналистское расследование дало ошеломляющие результаты.

Известно, что некоторые западные спецслужбы вербуют своих шпионов на «дне» общества: среди воров, проституток и наркоманов. Главное, чтобы они помогали собирать нужные сведения. А если они сопьются или умрут от передозировки наркотиков, то туда им и дорога.

Но как же в данном случае? Неужели, чтобы завербовать Кима Филби советским разведчикам приходилось посещать английские притоны, быть завсегдатаями лондонского «дна» ? Нет, все гораздо проще. Советский разведчик — «облико морале» — никогда не посещал притоны. Ему это было строжайше запрещено. Поэтому ему приходилось самому расставлять ловушки, самому создавать условия для проведения вербовки.

Говорят, что к вербовке Кима Филби имел отношение австралийский чаровник Арнольд Дейч. Ну, кого имел или не имел этот прожженый ловелас, сейчас судить трудно. Одно можно утверждать точно — в одиночку он не мог покрыть весь Оксфорд и Кембридж. С целью расширения своих связей (с последующей вербовкой), он, вероятно, использовал своих новых любовников. И так по цепочке, пока хватило сил. Разумеется, не все они стали активными агентами. Но, как говорится, запас карман не тянет.

Это единственный случай массовой секс-вербовки, использованный когда-то советской разведкой. Да и то, осуществил ее иностранец.

Но, все-таки, разве мог советский разведчик — взрослый человек — попасть в закрытые учебные заведения для юношей, будущей английской элиты ? Сам — никогда. Но он мог дать указание внедрить туда вспомогательную агентуру из числа местных жителей ( как правило, они друг друга не знали). Одновременно наши разведчики-нелегалы при активном содействии своих агентов (также из числа местных жителей) начали проводить направленную работу по отбору и подготовке к вербовке перспективных кандидатов.

Как прислуга, которую в английском обществе не замечают, но услугами которой все пользуются, агенты, возможно, приносили с собой порнографические журналы, импортные сигареты, спиртное и красивые упаковки с импортными презервативами. Постепенно рос «бизнес», накапливалась информация, выяснялись увлечения и пристрастия будущего английского истеблишмента. А дальше — дело техники. Местной агентуре надо было только фиксировать на фото- и кинопленку сцены из любовной жизни «золотой молодежи».

К сожалению, падкие до сенсаций журналисты распространяют слухи, что некоторые советские разведчики вступали с английскими юношами в гомосексуальные связи. НЕ БЫЛО ЭТОГО ! Более того, даже оперативной необходимости в этом не было ! Отобранные для вербовки кандидаты были уже покрыты своими одноклассниками и сокурсниками задолго до встречи с советским разведчиком.

О нравах, царивших в мужских учебных заведениях Соединенного Королевства в те годы свидетельствует такой факт. Старшие юноши лишали некоторых мальчиков «девственности» уже в 11 (одиннадцать!) лет. И так было из года в год, из поколения в поколение. Такая оперативная ситуация стала основой для непрерывности агентурной работы и деятельности советской разведки в Великобритании на протяжении многих десятилетий.

Так что нашим агентам-англичанам порой приходилось поторапливаться, чтобы успеть попасть в несколько мест и зафиксировать: кто? кого? куда? и сколько раз?

Боясь разоблачения и исключения из престижных учебных заведений, а вслед за этим и изгнания из высшего общества, юноши были готовы дать любые подписки о сотрудничестве, любые обязательства.

В дальнейшем они честно отрабатывали «молчание» советской разведки, с самого начала не беря за это плату. Да им, наверное, и не предлагали. Впрочем, несколько раз опытным агентам хотели вручить «премиальные», но они отказывались, опасаясь, что придирчивая и наблюдательная английская аристократия быстро вычислит, что они живут на «нетрудовые» доходы.

Это дало повод «историкам спецслужб» создать легенду, что советские агенты за рубежом были так увлечены коммунистическими идеями, что стали добровольно и бескорыстно работать на Советский Союз. Желая казаться «белыми и пушистыми» они упустили из вида, что «добровольцы», как правило, являются безнадежными романтиками, а «инициативники» нередко оказываются подставой спецслужб противника.

Говорят, за несколько десятилетий Первое Главное управление КГБ (внешняя разведка) завербовало несколько английских министров. Видимо, здесь произошла путаница. Скорее всего, за это время военная разведка (ГРУ) сформировала несколько «пятерок» новых агентов, среди которых могли оказаться и министры.

В целях конспирации их деятельность раньше никогда не афишировалась. Ведь специфика работы разведчика в том и состоит, что о нем узнают только тогда, когда он провалится. А провалиться он может тогда, когда информацию, полученную от чужого агента, начнут использовать — с целью получения наград и повышения по службе — всю (!) и сразу (!).

Кстати, ореол героизма возник только вокруг одной из «пятерок», названной «Кембриджской», хотя, со временем, ее сияние сильно поблекло.

К сожалению, не все советские агенты в Великобритании стали министрами, главами департаментов и комитетов, членами палаты лордов и палаты общин. Некоторые из них по каким-то причинам не смогли высоко подняться по служебной лестнице. Впрочем, это как-раз и спасло их от разоблачения. Ведь в первую очередь негласному контролю и неофициальной проверке (в Советском Союзе это называли «разработкой») подвергали лиц причастных к принятию важных решений.

Все эти скромные труженики шпионажа были и продолжают оставаться нашими агентами, хотя многие из них до сих пор считают, что их завербовала американская или французская разведка.

Вероятно, работа советской разведки могла быть гораздо продуктивнее, если бы разведчики не «разбрасывались», а действовали более целенаправленно.

Так, у советского сотрудника в Лондоне завязалась интрижка с молодой англичанкой. Совершенно «случайно» оказалось, что эта девушка — любовница министра обороны Великобритании. Английский министр выбалтывал в постели информацию своей любовнице, а та пересказывала ее нашему разведчику. Невинные, на первый взгляд, вопросы девушки позволяли по крупицам собирать информацию, составляя из разрозненных фактов целостную картину подготовки Великобритании к ядерной войне.

А теперь представьте, насколько больше ценной информации мог бы собрать разведчик, получая ее напрямую от английского министра…

Говорят, «строптивый» капитан третьего ранга так и не стал адмиралом. Посетив своего Героя через двадцать лет эта девушка, вероятно, пеняла ему, что он в Лондоне «не с теми пил».

Зато генерал Олег Калугин, будучи «студентом» в США, предпочитал личные контакты. На том, вероятно, и погорел.

В этой связи, примечательна история полковника Полувекова (фамилия изменена по этическим соображениям). Находясь в загранкомандировке он с успехом посещал театры и светские тусовки. В одном из интервью он обмолвился, что интересовался, как одевается английская аристократия. К сожалению, он не стал распространяться дальше. А ведь читателям было бы интересно узнать, как же эта аристократия раз…вается.

А вот другому советскому разведчику не повезло — он действовал в другой европейской стране (под прикрытием работы в одной из международных организаций).

С большой долей уверенности можно предположить, что в круг задач, стоявших перед этим разведчиком, не входили политические убийства, террористические акты, стрельба из пистолета средь бела дня и погони на автомобиле. Скорее всего, он решал другие, более мирные задачи.

Говорят, ему было поручено кого-то перевербовать. Он должен был встретиться с американской журналисткой (или еще с кем-то). Сначала все было, как в шпионских романах, — приятная музыка, приглушенный свет, легкая закуска и французское вино. Дружеский вечер плавно перешел в интимную встречу. Но затем — словно обухом по голове! — яркий свет, множество людей в форме и штатском, вспышки фотоаппаратов и кинокамер.

У западных спецслужб есть большой опыт по этой части. В отличие от КГБ, действовавшего нахрапом, они привлекали к подготовке операций специальных психологов, тщательно просчитывали каждый свой жест, каждую реплику. Так было и в тот раз. Ко всему, молодому человеку показали запись его любовных похождений, пригрозили доставить в тюремную камеру, а снимки передать в редакции западных газет и на телевидение. А ведь молодого человека, наверное, предупреждали — будь осторожен, если залетишь, выкручивайся спокойно и самостоятельно.

Если бы подобное произошло сегодня, разведчик мог бы рассмеяться в лицо сотрудникам спецслужб и заявить, что они могут фотографировать его сколько угодно, что он может повторить все с самого начала, что они вторгаются в его частную жизнь, что он подаст на них в суд!

Что ж, от провалов даже советская разведка не была застрахована. Но бывает, что сотрудник не в состоянии оценить привалившее счастье. Так, уже упомянутый генерал Олег Калугин имел все. Тем не менее, он стал предателем. Может ему хотелось купаться в лучах славы, чувствовать себя «борцом за свободу» ? А может он стал наряжаться в женское платье, как Эдгар Гувер и некоторые его сотрудники?

Как-то по телевидению показали сюжет о ветеране, знавшем Калугина. И сложилось впечатление, что этот полковник стал крепко задумываться о превратностях судьбы. Вот, чтобы наши ветераны не задумывались о счастливой жизни предателей за границей, и нужен суд над ними ( над предателями, разумеется).

Говорят, спецслужбы США также не любят своих предателей…

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: