. Инновация и философия

МАЙАМИ. Можно ли научиться делать инновации? Можно ли научить инновациям в школе? Прочитав литературу нескольких ведущих мировых экспертов по инновациям — Клейтона Кристенсена, Генри Чесбро, Джона Као, Джеймса Эндрю и Гарольда Сиркина — я был восхищен, но, увы, также разочарован. Инновация является продуктом новых знаний, которые создают ценность. Речь идет о свежих идеях, которые ведут к появлению новой продукции, новых процессов, новых методов управления и оригинальным конструкциям и изобретениям, которые приносят прибыль фирмам, регионам и странам. Большинство экспертов сходятся во мнении в том, что нет готовых формул или рецептов для того, чтобы делать инновации. Возможно ли создать соответствующие условия, — чтобы фильтровать идеи и выполнять планы и, следовательно, способствовать креативности, — в которых будут процветать инновации?

Возможно, менеджеров можно научить, как вскармливать инновации, создавая обстановку, которая стимулирует и поощряет свободу, креативность и конструктивный критицизм. Инновации более вероятны там, где есть возможность бросать вызов ограничениям и власти; где отдельным личностям и группам позволяется игнорировать правила поведения; где разрешается и стимулируется перемешивание идей, людей и культур; и где техники управления дают возможность фирмам и промышленности признавать, идентифицировать и учиться на ошибках как можно быстрее.

Кроме того, инновации будут процветать в обстоятельствах, в которых признается, что инновация должна быть открыта физическому миру и миру идей, и, поскольку ни у одной фирмы, процесса или изобретения нет гарантированного будущего, каждый должен быть готов к неопределенности. Инновации могут возрасти еще больше, когда фирмы и менеджеры осознают, что даже самые успешные фирмы — те, которые «все сделали правильно», — могут увянуть и исчезнуть. Вкратце, инновации действительно начнут происходить только с пониманием того, что мир быстро меняется, что он чрезвычайно динамичен и переменчив и что будущее непредсказуемо.

Это великие идеи, однако, по мере того как я прочитал эти тексты, я обнаружил, что они напоминают что-то очень знакомое — у меня было чувство, что каким-то образом и где-то я уже их изучал. Вскоре я понял, что эти умные идеи были уже разработаны теорией знаний и философией науки. В действительности, инновации — это просто подгруппа научных знаний.

Согласно школе рационального критицизма, когда существующие теории не могут ни объяснить, ни решить текущие проблемы, формулирование новых гипотез — и, следовательно, новых научных знаний — как и инновации, имеет большую вероятность к процветанию, когда конструктивный критицизм открыто разрешается и поощряется. Здесь также формулирование новых идей и гипотез часто происходит на достаточном отдалении от влияния экспертов, поскольку эксперты, как и менеджеры бизнеса, часто становятся заложниками своих специализаций и сходных данных.

Научные знания имеют большую вероятность возникнуть в условиях, в которых принято, что нет установленных или логических методов формулирования гипотез; что они могут быть результатом неожиданного вдохновения; или что они могут появиться из снов, из других дисциплин или от людей, который принадлежат к другим профессиям или имеют различные исходные данные.

Как только формулируется правдоподобная гипотеза, она должна пройти проверку всех существующих теорий, а также всего доступного опыта и информации. Она должна быть открыта для открытой критики со всех направлений, и только если она пройдет эти испытания и критику, она может быть принята как экспериментальное и гипотетическое новое знание. Наука и знания созданы не для победителей, а для выживших после непрерывных и систематических попыток отрицания. Теории никогда не бывают определенными и должны быть всегда готовы к неопределенному будущему. Или, как сказал Карл Поппер, правда никогда не окончательна, а ошибки всегда вероятны.

Ни одна из книг по инновациям, которые я прочитал, не делает связи между инновациями, теорией знаний и философией науки. Жаль, что это так, поскольку теории инновации могут касаться всех вопросов, гипотез и ответов, которые разработали эти дисциплины в отношении научных знаний. Даже если будущая администрация бизнеса и менеджеры бизнеса погрузятся в философию науки, они не станут более информированными и не будут иметь больше уважения к науке; также они могут стать более доскональными и компетентными, начать больше уважать другие дисциплины и могут стать более скромными.

Несмотря на это, профессоры философии и студенты также должны выиграть от вопросов, которые стоят перед фирмами и промышленностью. Они должны увеличить их масштаб и обнаружить, что они также могут сделать вклад в продуктивность фирм, промышленности и экономики в целом. Однако уже давно пора ввести некоторые основные принципы теории знаний и философии в школах администрации бизнеса.
Сантьяго Монтенегро

Автор — Сантьяго Монтенегро — приглашенный сотрудник Центра политики западного полушария при Университете Майами, ранее занимал должность директора Колумбийского национального департамента планирования (2002-2006 гг.) и декана Школы экономики Университета Лос-Андеса (1996-2000 гг.). Права: Project Syndicate/Institute for Human Sciences, 2009.  Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian – Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету:

[catlist=631]

Последние публикации рубрики «Шепотом в рупор»: