. Для чего нужен МВФ?

БЕРКЛИ — Международный валютный фонд стал одним из немногих, кто оказался в выигрыше от глобального экономического кризиса. Всего два года назад он был гораздо меньше, а серьезные люди задавались вопросом, не стоит ли его вообще закрыть. С тех пор спрос на займы МВФ вновь возобновился. Члены согласились на утроение его ресурсов. Ему было позволено мобилизовать дополнительный капитал через продажу своих собственных облигаций. Сегодня Фонд — это просто улей активной деятельности. Однако кризис не будет длиться вечно. Критики МВФ, тем временем, никуда не исчезли; они только затихли на время. А Фонд лишь вдохновляет их на новую критику, будучи не в состоянии определиться со своей ролью. МВФ просто необходимо это сделать, пока Фонд еще пользуется симпатией во всем мире.

Основная роль МВФ заключается в помощи странам, которые, в результате внутренней политики, испытывают кризис платёжного баланса. А у их правительств не остается никакого другого выбора, кроме как брать займы у Фонда. Для охраны своих ресурсов — то есть, чтобы убедиться, что его акционеры вернут деньги — Фонду приходится требовать осуществление сложного регулирования политики со стороны этих заемщиков.

Проблема заключается в том, что МВФ увлекся риторикой со своими критиками, согласившись «упростить» свои условия. Фактически, там, где структурные слабости являются источниками проблем, Фонду все еще необходимо требовать структурного регулирования в качестве цены за свою помощь. Делая уступки в данном вопросе, в попытке обрести друзей и возыметь влияние на людей, МВФ создал ненужную путаницу.

Вторая роль для МВФ заключается в том, что он должен выступать в качестве глобального резервного фонда. Страны накопили огромные запасы, чтобы застраховать себя от потрясений. Это довольно дорого для бедных экономических систем, которые могли бы лучше использовать ресурсы для инвестиций и потребления. К сожалению, недавняя демонстрация изменчивости глобальных финансовых рынков только поощряет тенденцию к запасу резервов.

Было бы гораздо эффективнее объединить резервы стран, которые нуждаются в них в разное время. МВФ двигался в этом направлении, создавая Механизм краткосрочной поддержки ликвидности (МКПЛ), с помощью которого страны с сильной политикой могут брать у Фонда займы до пяти раз превышающие их долю, без каких-либо условий. Однако МКПЛ все еще требует обременительного прикладного процесса, который согласились вытерпеть только Мексика, Колумбия и Польша.

Это имело смысл до тех пор, пока ресурсы МВФ были ограничены, поскольку прикладной процесс позволял Фонду ограничивать свою ответственность. Однако, с утроением ресурсов, это больше не является объяснением. МВФ должен однозначно объявить, какие из стран соответствуют кредитным требованиям, что автоматически сделает их членами объединения.

Третья роль МВФ — быть макро-пруденциальным наблюдателем. Недавние события ясно дали понять, что кто-то должен предвосхищать и предупреждать риски глобальной финансовой стабильности. Большая Двадцатка предлагает, чтобы Совет финансовой стабильности (СФС), составленный из национальных наблюдательных органов, взял на себя инициативу в этих вопросах. Фонд, со своими практиками раннего предупреждения и объединенными Оценками финансового сектора МВФ-Всемирного банка, должен играть лишь вспомогательную роль.

Совершенно непонятно, почему СФС должен возглавить этот процесс. МВФ, с его универсальным членством, является более представительным органом и имеет более опытный штат сотрудников.

Национальные наблюдатели могут оказаться вынужденными отказаться от этой ответственности в пользу многосторонней организации. Если так и произойдет, то это будет очень близоруким решением. Финансовые рынки и институты с обширной географией нуждаются в глобальном макро-пруденциальном регуляторе, а не в каком-то плохо организованном колледже наблюдателей. Возможно, национальные политики просто не доверяют МВФ, учитывая, что он, по сути, пропустил глобальный финансовый кризис. Если это так, то Фонд должен вернуть их веру.

Это подводит нас к четвертой роли МВФ, а именно, использованию его высокой трибуны для предупреждения о рисках, создаваемых политиками больших стран. Малые страны подчинены рыночной дисциплине, Вам это подтвердит любой латыш. Но когда большие экономические системы, чьи валюты используются на международном рынке, нуждаются в большем количестве ресурсов, они могут просто напечатать больше денег. Кроме того что они менее подвержены рыночной дисциплине, они также в меньшей степени подчинены дисциплине МВФ, поскольку им не приходится брать займы у Фонда.

Но, как мы помним по кризису субстандартного ипотечного кредитования, политики больших стран могут заставить оказаться в опасности глобальную финансовую систему. Фонд, опасаясь кусать руку, которая его кормит, в таких случаях отказывался делать резкие предупреждения. Но если МВФ хочет, чтобы у него было будущее, его управлению придется сделать более резкие предупреждения об очередном опасно большом американском дефиците текущего счета, новом неустойчивом буме недвижимости, или обо всех других проблемах больших стран, которые последуют за ними. Необходимо прекратить говорить полунамеками.

Наконец, МВФ должен координировать реформу международной системы. Если, в конечном счете, в международном обращении наднациональная единица — Специальное право заимствования — должна заменить валюты разных стран, то Фонд должен будет следить за ее развитием. Если в течение переходного периода потребуются временные меры, Фонду необходимо будет обеспечить свое лидерство в этих вопросах.

Однако пока инновационные идеи о реформе международной системы поступили от Организации Объединенных Наций, Даунинг-стрит 10 и Народного банка Китая. Фонд, в основном, был заметен лишь своим молчанием.

Кризис еще не забыт, но дверь уже закрывается. Следующая встреча Совета управляющих МВФ пройдет в начале октября в Стамбуле. Если к тому времени Фонд не сможет представить ясное видение своего будущего, то возможность будет упущена.

Барри Айхенгрин — профессор экономики в Калифорнийском университете в Беркли. Авторское право: Project Syndicate, 2009. Перевод: Ирина Сащенкова.

Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету:

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:



Статьи о финансах: