. Пусть реформы в Афганистане проводят афганцы

НЬЮ-ЙОРК. Хотя их результаты пока не ясны, но президентские выборы в Афганистане продемонстрировали, что афганский народ хотел бы иметь более ответственное руководство. И абсолютно так же не ясно, будет ли реализовано данное желание: слабое руководство Афганистана закладывает опасно слабый фундамент участию страны в международных делах.

Соединённые Штаты и их союзники не смогут добиться успеха в Афганистане, если успехов не добьётся само афганское правительство. Несмотря на требования Конгресса США установить контрольные отметки прогресса Америки в Афганистане, мало кто требует от афганского правительства сформулировать цели по улучшению руководства и ответственности и то, как оно собирается их достичь. До тех пор, пока правительство не сформулирует данные цели (а международная помощь оказывается Афганистану на условии наличия успехов в достижении целей, установленных самими афганцами), государственные учреждения страны будут и далее терять свой авторитет. Реальный успех в Афганистане станет ускользать при любом уровне финансирования или при любой численности международных вооружённых сил.

Сегодня многие части афганского государства гниют изнутри. Системную коррупцию можно обнаружить на всех уровнях. Большое число правительственных чиновников, в том числе члены семьи самого президента Хамида Карзая подозреваются в торговле наркотиками, древесиной, драгоценными камнями и другими незаконными товарами. Факт помилования Карзаем торговцев наркотиками, непосредственно связанных с его второй победной президентской кампанией, также поднял фундаментальные вопросы о приверженности его правительства принципу верховенства закона.

Винить за данное положение дел надо не только самих афганцев. США и международное сообщество уделяли слишком мало внимания созданию соответствующей структуры управления после вторжения 2001 г. Во имя кратковременной целесообразности слишком мало было сделано, чтобы уволить коррумпированных руководителей и полицейских или чтобы противодействовать участию высокопоставленных должностных лиц в торговле наркотиками.

Каковы бы ни были её причины, официальная коррупция создаёт ситуацию, когда многие афганцы боятся грабительской политики правительства почти так же, как ненавидят движение Талибан, которое может сегодня достоверно заявлять о своей способности обеспечивать безопасность и быстрое правосудие на контролируемых им территориях, хоть и за очень высокую цену.

При остальных равных условиях афганцы предпочли бы жить в безопасности при любом режиме, за исключением Талибана. Демократия и принцип верховенства закона теоретически могли бы стать неплохой альтернативой тому, что предлагает Талибан, но правительство не может убедительно предоставить ни того, ни другого, не говоря даже об основных услугах, на постоянной основе. И поскольку международное сообщество по-прежнему оплачивает счета правительства, многие афганцы делают вывод о том, что страны-доноры поддерживают повальную коррупцию.

Учитывая растущее недоверие общественности США и остального мира к Афганистану и чрезмерную зависимость страны от международной щедрости, может появиться искушение следовать обычным путём, т.е. силами международного сообщества разработать определённые цели и затем совместно с афганскими лидерами искать способы того, как их лучше достичь. Подобный процесс не принесёт успеха. С коррупцией можно бороться лишь в том случае, если само афганское правительство возьмёт на себя основную ответственность за борьбу с ним.

Лучшим способом сделать афганское правительство более ответственным перед своим народом в долговременной перспективе является работа по укреплению афганской демократии, но подобный уровень ответственности пока недосягаем, а Афганистану уже сейчас срочно необходимо более качественное руководство.

Для воспитания ответственности в краткосрочной перспективе международному сообществу необходимо потребовать от следующей афганской администрации установить свои собственные цели и контрольные отметки измерения успехов. Если международное сообщество посчитает данные цели правильными, необходимо будет продолжать оказание помощи до тех пор, пока выполняются контрольные отметки. Если же этого не будет происходить, масштабы помощи можно будет снизить во избежание поддержки посредством международных финансов коррумпированных властей.

Афганистан является независимым государством, и его правительство обладает полномочиями делать то, что оно хочет. Но международное сообщество не обязано финансировать официальную коррупцию. Реформы, разработанные изнутри, являются единственной формой реформ, которая может сработать, но этого не произойдёт, если афганские власти будут принимать международную помощь как должное или если они будут рассматривать себя как второстепенных действующих лиц своего собственного процесса реформ.

Если не бороться с ней эффективными методами, официальная коррупция приведёт к фатальным последствиям для Афганистана и сделает дальнейшее оказание международной помощи нестабильным, а будущие успехи — невозможными. Для афганского правительства пришло время взять на себя лидерство в борьбе с коррупцией, а для международного сообщества — ясно заявить о том, что оно больше не будет оказывать помощь ни за что.

Джейми Ф. Метзл — исполнительный вице-президент Общества Азии и директор проектов специальной комиссии Общества Азии по Афганистану-Пакистану. Кристин Фэйр преподает в Университете Джорджтауна. Оба работали наблюдателями на выборах в Афганистане. Copyright: Project Syndicate, 2009.

Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету:

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: