. Выборы в Германии: старая песня

БЕРЛИН. Текущую парламентскую избирательную компанию в Германии можно назвать основным претендентом на титул самых скучных компаний в истории Федеративной Республики. Преобладающей реакцией комментаторов на единственные телевизионные дебаты между канцлером Ангелой Меркель и ее соперником, министром иностранных дел Франком-Вальтером Штайнмайером, которые проводились за две недели до выборов, была коллективная зевота — тем более это примечательно в связи с историческими событиями, которые затмили эти выборы.

Двадцать лет назад берлинская стена рухнула, дав начало сейсмическому сдвигу, который передвинул границы Федеративной Республики и в целом Западной Европы на сотни миль на восток. Огромная Советская империя покинула историческую сцену, при этом не было произведено ни единого выстрела. Этот юбилей мог бы послужить достаточной причиной для жарких дебатов по поводу успехов и неудач объединенной Германии и дать возможность предложить свое видение Германии и Европы на следующие 20 лет.

Бывший канцлер Германии Гельмут Шмидт однажды саркастически заметил, что те политики, которые имеют видение, должны пойти и проверить свои глаза. Это предупреждение имело смысл в 1970-х годах, когда даже молодые члены парламента из его Социал-демократической партии мечтали о революции. Но Шмидт не мог себе представить, что наступит день, когда не будет политика, которому нужно было бы посоветовать проверить зрение.

Таким же образом, осенью 2008 года угроза финансового Армагеддона привела не только Германию, а весь мир на край пропасти. Самое страшные последствия были уменьшены и сокрыты путем повышения долга до беспрецедентного уровня, но даже человек со средними познаниями понимает, что следующее поколение — и даже поколение, следующее за ним, — будут платить за невоздержанность банкиров-инвесторов. Нельзя не удивляться, как осторожно подходят к этой теме Меркель и Штайнмайер.

Спроси партийных стратегов, и они ответят, что финансовый кризис — это тема для неудачников; голосующие хотят услышать что-то позитивное. Электорат сейчас переживает самый большой экономический спад с 1929 года как большой сон, который наполовину закончен — и политики не хотят будить этот электорат. Так называемые «независимые» левые радикалы из берлинского района Кройцберг забавляются, поджигая шикарные автомобили, но в Германии не было разбито ни единого окна в банковских зданиях.

Ни один финансист-мошенник, который ввел в заблуждение финансовых инспекторов, не предстал перед судом. Наоборот, эти банкроты обращаются в суд с исками, чтобы получить награды в миллионы долларов, на которые, как они считают, имеют право. Довольно многие из них уже опять за игровым столом, манипулируют деньгами налогоплательщиков и продают свои новые «финансовые продукты». Они знают, что когда наступит очередной крах, налогоплательщику не останется выбора, как снова выручать их из беды. Только некоторые поборники справедливости указывают на подстрекательский вопрос, который задал Мэк по прозвищу Нож в «Трехгрошовой опере» Бернольда Брехта: «Что такое ограбление банка по сравнению с образованием банка? Что такое отмычка по сравнению с необеспеченной акцией?» Но этот лозунг — из 1920-х годов, и он похож на ностальгическое напоминание о прошлой суматохе, которую предпочтительно видеть только на сцене.

Главное выдающееся событие избирательной компании 2009 года — возрождение либеральных демократов (СвДП). По сути, немецкому политическому ландшафту нужна настоящая либеральная партия, в американском смысле слова «либеральный» — поборник за дело индивидуальной свободы. К несчастью, за слишком длительный срок руководства Гидо Вестервелле, СвДП превратилась в партию, известную своей защитой свободы только нескольких привилегированных индивидуумов: банкиров и бизнесменов.

Всего год назад СвДП страстно придерживалась религии американских нео-консерваторов, согласно которой рынки регулируют сами себя. Поэтому она энергично противостояла несмелым попыткам регулировать финансовый сектор. Еще в мае этого года СвДП защищала права собственности американского миллиардера Кристофера Флауэрса, основного держателя акций обанкротившегося банка Hypo Real Estate, который был спасен от забвения государственными гарантиями стоимостью более 100 миллиардов евро из денег налогоплательщиков.

Тем не менее, во время тяжелого финансового состояния партия, которая ставит свободу финансовых мошенников превыше свободы индивидуума, становится более популярной у электората, чем какая-либо другая партия. СвДП может рассчитывать на 13-14% голосов, что означает, что она может объединиться с Христианско-демократическим союзом Ангелы Меркель, чтобы сформировать правительство.

Я не могу объяснить эту динамику. Я не верю в железные законы истории Карла Маркса. Однако здесь, кажется, можно применить один исторический закон: во время значительного экономического кризиса избиратели придерживаются людей, чьей экономической компетентности они традиционно доверяли — то есть, именно тех людей, которые привели их к краху.

Но для каждого правила есть исключение. В данном случае это бывшая Партия демократического социализма (ПДС), правопреемник бывшей руководящей партии Восточной Германии, Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ). Диссиденты в ГДР расшифровывали ПДС как «практически то же самое». Эта партия, используя дерзкое название «левые», получила точку опоры в Западной Германии благодаря неисполнимым обещаниям повысить пенсии, минимальную заработную плату в час до 10 евро, благодаря крупным проектам государственных инвестиций и обещаниям полностью победить безработицу — короче, как раз благодаря тем видам социалистического рая, который не сумели создать в Восточной Европе.

И, конечно, «левые», которые имеют в своих рядах огромное количество сотрудников Штази, также призывают к пересмотру значения Восточной Германии; многие партийные ветераны возражают против термина «диктаторство» для описания этой фазы их жизни. Таким образом, помимо СвДП, эта партия тоже извлекает выгоду из несмелого подхода основных политических партий к вопросам глобального экономического кризиса.

Единственной выигравшей партией, когда немцы проголосуют 27 сентября, скорее всего, будет партия «неголосовавших». Я не отношусь с симпатией к этой группе, но я понимаю, что неголосовавшие ожидают только одного от политических партий в эти дни: чтобы все было «практически то же самое».

Питер Шнайдер — эссеист и романист. Его последняя опубликованная книга «Восстание и иллюзия» (Rebellion und Wahn) посвящена студенческим протестам 1968 г.

Copyright: Project Syndicate, 2009. Перевод — Татьяна Грибова.

Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету:

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: