. Были у отца два сына: один — «Принц», другой — «Запорожец»

История про то, как американц, желая отомстить немца, нашли повод для хорошего русского анекдота

Когда в последние выходные сентября по мюнхенским улицам катятся ломовые телеги пивоваров и маршируют фолклорные и стрелковые клубы, среди ликующих толп, приветствующих разукрашенные колонны, отсутствует одна категория населения. На тротуарах баварской столицы нет владельцев и поклонников старинных автомобилей.
Все они в это время находятся в паре десятков километров от луга Терезы, в небольшом, но славном баварском городке Фюрстенфельдбрук на ежегодном Фестивале олдтаймеров. Впечатлений, которые я вынес с этого автомбильного праздника, мне хватит на год, а сегодня хочется рассказать если не самом ярком, то точно о самом забавном.
Ещё на подходе к огороженной площадке с экспонатами я заприметил знакомый силуэт. Обознаться было практически невозможно — «Запорожец»!
Причём не классический «горбатый», а более новый «ушастый» или просто «мыльница». Точнее сказать  было нельзя: заднюю часть маленькой машинки заслоняла ещё более миниатюрная Изетта. Я, игнорируя более блестящие (во всех смыслах этого слова) экспонаты, бросился к стоящему у самого забора бывшему соотечественнику. Соблазн написать о советской машине, честно включив её в рубрику «Машина нашего двора», был непреодолим… Но писать пришлось совсем другую историю.
Когда я подошел на пять шагов к цели своего путешествия, то расстался ещё с одной иллюзией. Передо мной стоял автомобиль немецкой фирмы NSU Prinz-4. А «Запорожец»? Неужели ещё одно «спёртое» детище советского автопрома?
Начнём по порядку. Кто из вас, дорогие читатели, может сказать что-нибудь внятное о фирме NSU? Ну, разве какой любитель военной истории припомнит забавный полугусеничный мотоцикл, довольно широко использовавшийся Вермахтом в годы Второй мировой войны. Этакая танкетка с мотоциклетной вилкой спереди… А ведь была фирма, ещё в восьмидесятые годы XIX(!) в., выпускавшая швейные машинки для «Императорских и королевских» швейных фабрик в Австро-Венгрии, потом переключившаяся на велосипеды и мотоциклы, в двадцатые годы XX в. занявшаяся машинами. С ними дело пошло ни шатко, ни валко, и производство было продано «Фиату». В общем, длинная и довольно банальная история немецкого автомобилестроителя «второй линии». Потом была война, различная боевая техника, уже упомянутый мотоцикл на гусеницах… И в 1950-х идея снова заняться небольшими автомобильчиками, на которые был спрос в разорённой войной Европе, снова захватила умы отцов-основателей НСУ.
Так под крылом «Автомобильного союза», в который фирма вошла вместе с ДКВ и АУДИ вырос маленький «фиатообразный» зверёк — заднемоторная микролитражка NSU Prinz с 600-кубовым, 20-сильным двигателем на базе мотоциклетного NSU Max. Маленькие дешёвые автомобили пользовались в те годы большим спросом по всей Европе, и Prinz не стал исключением. В последующие годы производство автомобилей стало постепенно вытеснять мотоциклетное, пока производство мототехники не прекратилось в 1968 году. Впрочем, к концу 1970-х и сама марка НСУ растворилась в богатом хозяйстве «Ауди» и с тех пор ни разу не использовалась.
А пока маленькие «Нищие принцы» весьма успешно продавались и модернизировались. Вышли модели 1, 2, 3.., а вот перед моделью «четыре» мы совершим небольшую экскурсию за океан.

В 1950-х годах на рынке США появились европейские машины. «Аборигенам» они казались до смешного маленькими, почти игрушечными, но… пользовались, хоть и небольшим, но вполне устойчивым спросом. Особенно «фольксваген-Жук», который превратился в машину, скорее, не функциональную, а культовую.
Детройт должен был ответить на новую экспансию только что побитых немцев и соорудил усилиями одного из подразделений ДжиЭм Chevrolet Corvair (Шевроле́ Корвэ́йр). Относительно маленький по американским меркам автомобиль получил довольно оригинальную компоновку. Трёхобъёмный кузов с двигателем воздушного охлаждения в «багажнике». Ничего не узнаёте? Правильно… Влияние «ковэйровского» дизайна сильно отразилось на многих разработках в Европе. Это и «Принц 4», с которого мы начинали рассказ, и «Запорожец», и немножко БМВ… А на родине «Шевроле́ Корвэ́йр» не прижился. Не смогли американцы с первого раза «переварить» маленькую машину, да и нефтяные кризисы ещё не подступали…
Что до же до того, кто с кого драл (ой, извините, заимствовал) дизайн…

«Шевроле» точно были первыми. Трудно поверить, что фирма НСУ ездила на Днепр за свежими автомобилестроительными идеями. Видимо, и немцы, и «совки» схожим образом переработали дизайн заокеанского прототипа. Если посмотреть на фото ранних прототипов «Запорожца», то сходство с заокеанским прародителем так и лезет в глаза из каждой детали и линии силуэта. Так что «Принц» и «Запорожец» — это не отец и сын, а, скорее, молочные братья… Вот такая история про первый автомобиль Путина. А вы ещё не знаете, что это теперь новое прозвище «Запорожца?»

Истории автомобильных марок на портале «Германия плюс»: