. Нет времени для самоуспокоения

ЛОНДОН. После многих лет быстрого экономического роста страны Восточной Европы особенно тяжело пострадали от экономического кризиса. Некоторым понадобились миллиарды долларов международной поддержки. Даже те страны, которые были подготовлены лучше, болезненно ощутили последствия кризиса: экспортный рынок рухнул, цены на товары упали и кредитные рынки перестали работать.

Во многих странах значительно упала экономическая производительность, даже больше, чем на западе Европы. Это падение, кажется, остановилось, и самые последние данные указывают на то, что нижний предел, возможно, уже достигнут.

Однако еще преждевременно заявлять, что кризис закончен, потому что еще ощущается сильное воздействие кризиса и многие его последствия. За них мы расплачиваемся увеличением количества банкротств, а также утратой доверия к кредитному рынку и высоким уровнем безработицы. Это, в свою очередь, взваливает бремя на национальные бюджеты и банковскую систему — и станет испытанием для многих политиков во всем регионе. Несколько стран уже были вынуждены сильно сократить бюджеты, что косвенно повлияло на уровень жизни.

Ко всему этому нужно добавить еще и структурные проблемы — проблемы, которыми не занимались с тех пор, как разразился кризис. Для Восточной Европы это сводится к четырем основным областям: (1) сверхзависимость от природных ресурсов; (2) экспортный дисбаланс в показателях структуры продукции и иностранных рынков; (3) малый, недостаточный рынок капитала и (4) неэффективное производство и использование энергии.

Но последние 12 месяцев также показали и силу Восточной Европы. Через двадцать лет после падения «железного занавеса» страны востока более интегрированы в международные рынки, чем когда-либо ранее. Это способствовало высоким показателям роста в свое время. Во время кризиса это имело негативное воздействие, хотя интеграция и предотвратила падение национальных валют или списание национального долга — последствия, свидетелями которых мы были во время предыдущего кризиса на развивающихся рынках.

МВФ, Всемирный банк и другие международные финансовые учреждения, такие как Европейский инвестиционный банк реконструкции и развития (ЕБРР), а также Европейский центральный банк и Европейская комиссия, работали вместе, чтобы стабилизировать ситуацию. «Большая двадцатка» проложила путь на международном уровне. Кооперация и координация такого рода и на таком уровне были недостижимы на этапе более раннего финансового кризиса.

Другое отличие от прошедшего финансового кризиса на развивающихся рынках состоит в том, что инвестиции в регион ЕБРР — Восточная Европа, Юго-Восточная Европа, Турция и бывший Советский Союз — оказались скорее долгосрочными, чем краткосрочными или спекулятивными. Западные предприниматели и инвесторы все больше приходят к тому, что рассматривают восток Европы как часть (сейчас более обширного) внутреннего рынка и ведут себя с точки зрения будущих возможностей. Это принесло в регион стабильность, которую так ждали.

Здоровый банковский и финансовый сектор играет решающую роль для стабильности. Международное сотрудничество сумело предотвратить падение банков, чьи штаб-квартиры находятся в Западной Европе и имеют широкую сеть филиалов в Восточной Европе. Однако предыдущие проблемы остались. Нежелание давать под проценты деньги и дорогие ссуды в иностранной валюте — настоящее бремя для балансовых отчетов восточных стран. Поэтому малым и средним компаниям стало очень трудно получать новые ссуды или рефинансировать существующие.

ЕБРР на себе ощутил изменения условий на рынке. Мы применили антикризисную программу, которая сосредоточена на финансовом секторе, реальной экономике и особенно важных инфраструктурных инвестициях, в частности в такой ключевой области, как энергетическая эффективность. Потребности в наших ссудах и проектном финансировании выше, чем когда-либо: в первые месяцы 2009 года мы инвестировали более 6 миллиардов долларов, что в два раза больше, чем за тот же период в прошлом году.

Однако ЕБРР делает больше, чем просто выдает такие необходимые кредиты. Наши инвестиции направлены на развитие и поддержку рыночной экономики по всему региону. Мы работаем с частным сектором, а не конкурируем с ним. Мы мобилизуем частные финансы для общественного блага, а именно для создания инфраструктуры. Наши инвестиции направлены на преодоление структурных проблем, которые заполнили регион.

Этот кризис показал, что потребность в достаточно капитализированных государственных институтах огромна. И это останется фактом в ближайшем будущем. В последующие годы частный банковский сектор будет занят преодолением последствий финансового кризиса. Как результат, инвесторы ценят сильного государственного партнера сейчас больше, чем когда-либо.

Текущая экономическая ситуация довела ЕБРР до пределов его возможностей. Именно по этой причине я предложил держателям банка увеличить капитал с имеющихся в настоящий момент 20 миллиардов евро до 30 миллиардов. Это означало бы, что ЕБРР мог бы инвестировать до 10 миллиардов евро ежегодно в течение следующих пяти лет, что позволяло бы нам и далее выполнять наше предназначение — обеспечивать жизненно важное субсидирование и финансовую поддержку Восточной Европе и финансовому сектору. Такие инвестиции сейчас нужны больше, чем когда-либо, нужны даже во время постепенного экономического оздоровления.

Томас Мироу — президент расположенного в Лондоне Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Право: Project Syndicate, 2009. Перевод — Татьяна Грибова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Статьи об экономике и финансах:

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:



Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету: