. Ошибочный поворот европейского финансового регулирования

В свете кризиса финансовых систем всего мира, являющегося следствием массовых ошибок регулирующих органов, изобилуют призывы усилить и расширить контроль. Подобные просьбы можно было услышать и на встрече «большой двадцатки» в Питтсбурге, и Европейский Союз только что откликнулся на них, объявив о начале реализации плана по созданию нового общеевропейского контролирующего органа.

В глобализованной финансовой системе установление правильного баланса между юрисдикцией страны происхождения и принимающей страны, а также между национальным и наднациональным контролем, имеет решающее значение. Взглянем на Европу. Европейские финансовые институты и рынки пересекают национальные границы в беспрецедентных масштабах, но в финансовом регулировании по-прежнему преобладают внутренние органы власти. Решение европейской проблемы поможет нам найти пути решения глобальных проблем.

Текущая модель ЕС — «единый паспорт» с регулированием финансовых институтов исключительно властями страны происхождения — потерпела потрясающе крупномасштабную неудачу. Самой трагичной жертвой стала, по-видимому, экономика балтийских стран, но ущерб распространяется также на страны Центральной и Восточной Европы и на Балканы. После разрушительного воздействия кризиса на их экономику, принимающие страны, в которых располагаются филиалы западных банков, едва ли согласятся на сохранение сегодняшнего статус-кво .

Но новые европейские контролирующие органы, скорее всего, будут сильно не соответствовать тому, что необходимо. У Европейского совета системных рисков имеются только функции контроля. Три новых органа ЕС, контролирующие банки, страхование и ценные бумаги, будут координировать существующую систему национальных контролирующих органов. У них не будет никаких исполнительных полномочий, и национальные правительства уже находят способы подрыва их власти и (финансовых) возможностей. Пора уже подумать о плане «Б»: что произойдёт, если данные реформы не дадут того, что требуется для защиты целевых стран. Страны, в настоящее время уклоняющиеся от решительных действий (в Европе это, главным образом, Великобритания), должны понять, что в случае неудачи общеевропейского проекта произойдёт радикальное усиление национальных регулирующих органов. Это ещё более вероятно в странах, у которых нет таких ограничений по национальным решениям, какие имеются у стран ЕС: самыми яркими примерами являются Индия и Китай, которые лишь недавно открыли свои границы прямым иностранным инвестициям в финансовый сектор.

На карту поставлены десятилетия финансовой интеграции Европы. В отличие от большинства других регионов мира, капитал тёк в Европе из богатых стран в бедные, в особенности с запада на восток и на юг. В Восточной Европе капитал выискивал страны с наиболее стремительным ростом, следуя за потрясающими темпами новых развивающихся рынков.

В целом, финансовая интеграция значительно содействовала экономическому росту Восточной Европы. Отрасли, сильно зависимые от внешнего финансирования, развивались быстрее в странах с крупным притоком капитала, чем в странах с более скромным притоком. Но стремительное расширение кредитования иностранными финансовыми посредниками посредством различных каналов (в том числе прямое кредитование, кредитование через филиалы банков и через арендные филиалы) привело к буму активов и повысило уязвимость перед валютным риском. В отсутствие эффективного регулирования финансовая интеграция сделала данный регион уязвимым перед резким и масштабным сокращением притока капитала.

Рассматриваемые в настоящее время варианты практически не затрагивают принципа подчинения регулирующим органам страны происхождения. Однако данная модель не смогла хоть как-то защитить принимающие страны от системного риска избыточного притока капитала. Предоставить принимающим странам более высокие полномочия над компаниями-учредителями, расположенными за пределами их юрисдикции, проблематично. Ресурсы большинства принимающих стран по проникновению в сложные структуры разросшихся финансовых групп и их полномочия по реализации регулирования и контроля ограничены.

Предлагаемая ЕС «коллегия контролирующих сотрудников» даже вкупе с европейским «советом системного риска» является лишь частичным решением, поскольку они одобряют лидерство регулирующего органа страны происхождения и не способны устранить потенциальный конфликт интересов между контролирующими органами страны происхождения и принимающей страны. Принимающие страны могли бы решать свои проблемы, принимая радикальные решения, которые бы в одностороннем порядке устанавливали функции контроля над капиталом и другие меры защиты внутреннего рынка. Конечно, это легко может уничтожить то, что было достигнуто в плане финансовой интеграции.

В качестве альтернативы этому мы предлагаем набор единых стандартов для «установления юрисдикции на основе воздействия». Это означает, что когда воздействие деятельности того или иного финансового учреждения довольно серьёзное, страна, на которую данное воздействие направлено, может усилить свои регулирующие полномочия, вне зависимости от того, какая страна является страной происхождения данного учреждения.

Подобный принцип установления юрисдикции на основе воздействия уже давно экстерриториально используется как в Америке, так и в ЕС, в соответствии с их антитрестовским законодательством. Это позволит принимающим странам устанавливать ограничения для расширения кредитования, вне зависимости от того, какие каналы использует то или иное финансовое учреждение для вливания капитала на их рынки, и усилит права принимающих стран запрашивать сведения у регулирующих органов стран происхождения.

В ЕС применение юрисдикции на основе воздействия может привести к росту опасений по поводу угрозы свободному движению капитала. Однако Договор о создании ЕС признаёт исключения в государственной политике. К тому же, некоторые директивы ЕС признают интересы страны, в которой происходят финансовые сделки (такие как контракты по страхованию жизни), посредством предоставления данной стране юрисдикции над подобными сделками.

Лучшим способом защитить международную банковскую и финансовую интеграцию в Европе было бы создание эффективного общеевропейского контрольно-регулирующего органа или даже глобального учреждения, которое могло бы контролировать взаимоотношения страны происхождения и принимающей страны. В случае отсутствия значительных успехов в данном направлении, принимающие страны должны быть обеспечены более надёжной защитой. Мы считаем, что принцип установления юрисдикции на основе воздействия с учётом введенных ограничений способен свести к минимуму отрицательные последствия усиления вмешательства принимающих стран в сферу регулирования и контроля.
Эрик Берглоф и Катарина Пистор

Эрик Берглоф — главный экономист Европейского банка реконструкции и развития. Катарина Пистор — профессор юриспруденции в Колумбийской школе права. Право: Project Syndicate, 2009.Перевод — Татьяна Грибова.

Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Статьи об экономике и  финансах:

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:



Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету: