. Американцы из Италии, европейцы из Японии

МЮНХЕН. Американская модель бизнеса привела к краху. На протяжении последних лет Соединенные Штаты одалживали гигантские суммы денег у остального мира. Только в 2008 году чистый импорт капитала превысил 800 миллиардов долларов. Деньги поступали, в основном, от продажи ценных бумаг, обеспеченных закладными, и обеспеченных закладных обязательств, а также многократной перепродажи исков против американских домовладельцев (или, если быть точным, только против самих домов, так как владельцы были защищены законом о предоставлении займов, согласно которому они освобождаются от ответственности). Рынок для таких ценных бумаг сейчас исчез. В то время как объем новых выпусков в 2006 году был 1,9 триллиона долларов, предполагаемый объем в 2009 году согласно подсчетам МВФ будет только 50 миллиардов. Рынок уменьшился на 97%. Никакая цифра лучше не отображает реальную катастрофу американской финансовой системы, чем эта.Поскольку приток мирового капитала для американских домовладельцев был прерван, цены на жилье снизились на 30%, а объем строительства новых домов уменьшился более чем на 70%. Рецессия была неизбежна. Временно уволенным строителям новых домов пришлось затягивать свои пояса, как и домовладельцам. Некоторые сделали это потому, что они почувствовали, что стали беднее. Другие потому, что банки, потрясенные крахом системы ценных бумаг, перестали выдавать им кредиты под залог домашнего имущества для потребительских целей.

В последние годы до кризиса, поток новых ипотечных кредитов был на 60% выше, чем объем жилищного строительства. Теперь он на 150% ниже.

Первые одиннадцать месяцев кризиса, которые затем последовали, были такими же суровыми, как и первые одиннадцать месяцев Великой депрессии, которая началась в 1929 году. Но гигантские кейнсианские пакеты мер по восстановлению экономики, объемом более 1,4 триллиона долларов по всему миру, вместе с пакетом спасательных мер банкам, объемом около 8 триллиона долларов, сделали свое дело. Они остановили падение весной и в начале лета, и будем надеяться, что это не временная остановка.

Однако недогрузка производственных мощностей остается значительной. Пройдут годы, прежде чем мировая экономика вернется на круги своя, особенно учитывая, что перспективы роста не многообещающие, а безработица продолжает расти как в США, так и в Европе.

Лекарство, которое помогло и остается необходимым в настоящее время — государственный долг. Правительство берет средства из частных сбережений, которые остаются после частных инвестиций, и вбрасывают их в мировую экономику, таким образом стабилизируя совокупный спрос и финансовую систему.

В результате, дефицит государственного сектора увеличивается повсюду. Почти все страны Европейского Союза нарушат в 2009 году ограничение дефицита бюджета в 3% ВВП, оговоренного в Пакте о стабильности и росте, а у некоторых из них будет дефицит 10% ВВП или даже выше, в особенности в Испании (10%), в Великобритании (14%) и Ирландии (16%).

США, эпицентр кризиса, находятся в особой опасности. К концу этого года американский коэффициент «долг-ВВП» вырастет до 87% против 73% в 2008 году. И, с учетом дефицита в следующем году, который установлен на значение 11% ВВП, коэффициент определенно превысит 100% в течение 2011 года. Страна, которая была символом капиталистической стабильности и силы, сейчас пугает своим сходством с развивающимися странами, которые пострадали от мирового кризиса задолженности в начале 1980-х годов.

Хотя страны могут стать должниками, у них есть много способов, чтобы уменьшить государственный долг, прежде чем они ими станут. США рассматривают возможность введения налога на наследство на иностранных держателей ценных бумаг США, и многие люди думают, что США попытаются разыграть «итальянскую карту»: обесценить свой государственный долг и девальвировать свою национальную валюту, чтобы поддержать конкурентоспособность на международном рынке.

Несомненно, трудно вызвать инфляцию, когда краткосрочные процентные ставки почти на уровне 0% — и, таким образом, не могут быть уменьшены еще, без накопления большого количества денег. Тем не менее, в настоящее время инвесторы во всем мире боятся такого сценария, и это может накликать беду, потому что это приводит к снижению курса доллара, увеличивает спрос на экспорт и делает импорт США еще дороже.

Ирония в том, что гибкие курсы валют помогают именно той стране, которая стала причиной кризиса. В экономических механизмах не существует справедливости.

Противоположный вариант у Европы. Там Европейский центральный банк тоже истратил свой арсенал и не может создать инфляцию, даже если бы захотел этого (а он не может, так как согласно Маастрихтскому договору сохранение стабильности цен является единственной целью ЕЦБ).

Но усиление евро уменьшает цены на импорт и спрос на экспорт, что само по себе приводит к снижению цен. По всей вероятности именно по этой причине Европа не будет разыгрывать итальянскую карту, вместо этого она столкнется с трудностями, освобождая себя от текущей стагнации. Риск для Европы в том, что она скорее идет дорогой Японии, а не Италии.

После банковского кризиса 1987-1989 годов, Япония уже два десятилетия находится в стадии стагнации и дефляции, ее государственный долг резко возрастает. Предотвращение повторения этого сценария является главной задачей европейских разработчиков стратегии в предстоящие годы.

Ханс-Вернер Зинн — профессор экономики и государственных финансов в Университете Мюнхена и президент Института IFO. Copyright: Project Syndicate, 2009.

Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:



Статьи об экономике и  финансах:

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету: