. Берлин — место рождения современной Азии

Падение Берлинской стены 20 лет назад преобразовало глобальную геополитику. Оно стало символом окончания холодной войны и последующего распада Советского Союза. Но ни один континент не извлек большей пользы их этого перелома, чем Азия. Неслучайно с 1989 года произошел поразительный подъем Азии — такой скорости и такому масштабу изменений нет аналогов в мировой истории.Для Азии самым важным последствием падения Берлинской стены было то, что развал коммунизма вызвал сдвиг от превосходства военной мощи к экономической мощи при формировании нового международного порядка. Безусловно, быстрый экономический рост также наблюдался во время Индустриальной Революции и в период после Второй Мировой Войны. Но в период после Холодной войны экономический рост сам по себе стал фактором изменения глобального соотношения сил.Другим определяющим событием в 1989 году была кровавая расправа с демонстрантами в поддержку демократии на площади Тьенанмень в Пекине. Если бы не конец Холодной войны, Запад, вероятно, не простил бы Китаю тех убийств. Вместо этого Запад принял прагматический подход, избегая торговых санкций и помогая интегрировать Китай в мировую экономику и международные учреждения через ослабление ограничений на иностранные инвестиции и торговлю. Если бы Соединенные Штаты и их союзники преследовали подход, в центре которого были бы карательные санкции, как в случае с Кубой и Бирмой, результатом был бы менее преуспевающий, менее открытый и потенциально дестабилизирующий Китай.

Действительно, своим феноменальным экономическим успехом -непревзойденным активным сальдо торгового баланса, крупнейшими в мире запасами иностранной валюты и самым высоким производством стали — Китай во многом обязан решению Запада не вводить торговые санкции после кровавой расправы на площади Тьенанмень. Обойдя Германию и став крупнейшим экспортером в мире, Китай теперь собирается вытеснить Японию, став второй по величине крупнейшей в мире экономической системой.

Подъем Индии в качестве экономического гиганта также связан с событиями после 1989 года. Индия была активно вовлечена в бартерную торговлю с Советским Союзом и его коммунистическими союзниками в Восточной Европе. Когда Восточный Блок распался, Индии пришлось начать платить за импорт наличными. Это быстро исчерпало ее скромные запасы иностранной валюты, вызвав серьезный финансовый кризис в 1991 году, который в свою очередь заставил Индию предпринять радикальные экономические реформы, заложившие основы ее сегодняшнего экономического подъема.

Символическое поражение Марксизма в 1989 году позволило азиатским странам, в том числе Китаю и Индии, открыто проводить капиталистическую политику. Хотя экономический Ренессанс Китая начался уже во время правления Дэна Сяопина, Китайская Коммунистическая Партия лишь после 1989 года публично подчинила идеологию коммунизма идеологии создания богатства. Этот пример в свою очередь повлиял на все сохранившиеся коммунистические партии в Азии и за ее пределами.

В геополитическом плане внезапный развал Советского Союза послужил стратегическим стимулом для Азии. Можно утверждать, что упадок России в 1990-е годы пошел на пользу Китаю.

Для Индии конец Холодной войны вызвал кризис во внешней политике, устранив самого надежного партнера страны — Советский Союз. Но как и во время финансового кризиса 1991 года, Индия смогла возродиться с обновленной внешней политикой — политикой, которая отбросила донкихотские традиции страны и приняла более великий реализм и прагматизм. Индия после Холодной войны начала преследовать взаимно выгодные стратегические партнерства с другими ключевыми игроками в Азии и остальным миром. Новое «глобальное стратегическое партнерство» с Соединенными Штатами — отличительный признак этого десятилетия — стало возможным благодаря изменениям в индийском политическом мышлении после 1989 года.

Конечно же, не все события после 1989 года были положительными. Например, феномен несостоявшихся государств, который больше всего затронул азиатскую безопасность, является прямым последствием конца Холодной войны. Когда бушевала Холодная война, один блок или другой поддерживал слабые государства. Но с исчезновением Советского Союза США вышли из этой игры.

В результате, в 1990-е годы внезапно появившиеся нестабильные и ненадежные новые государства породили угрозу региональной и международной безопасности, став прибежищем для межнациональных пиратов (Сомали) или межнациональных террористов (Пакистан и Афганистан) или выражая свое полное пренебрежение глобальными нормами (Северная Корея и Иран). Это другая сторона медали: Азия понесла большие потери в результате подъема международного терроризма, чем любой другой регион.

Сегодня спустя два десятилетия после падения Берлинской стены можно констатировать, что распространение демократии остановилось. Между 1988 и 1990 гг. по мере того, как Холодная война постепенно затухала, движение в поддержку демократии свергло диктатуры не только в Восточной Европе, но и в таких непохожих странах как Индонезия, Южная Корея, Тайвань и Чили.

Свержение тоталитарных или деспотичных режимов переместило глобальное равновесие сил в пользу сил демократии, но не всем движениям в поддержку демократии сопутствовал успех. И последующие «цветные революции» в таких странах, как Украина, только внушили большую осторожность выживающим авторитарным режимам. Современный Китай, который в настоящее время является самой старой автократией в мире, демонстрирует, что когда авторитаризм укоренился, рынок товаров и услуг может загнать в угол рынок политических идей. Спустя двадцать лет после распада коммунизма, авторитарный капитализм стал главным препятствием для распространения демократических ценностей.

Брахма Челлани — профессор стратегических исследований в Центре Политических Исследований в Нью-Дели и автор книги «Азиатская неумолимая сила: подъем Китая, Индии и Японии». Авторское право: Project Syndicate, 2009. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: