. Йошка Фишер. Двадцать лет спустя после падения Берлинской стены

БЕРЛИН. Те, кто стал свидетелем той ночи 20 лет назад в Берлине, или где-нибудь еще в Германии, никогда не забудут, что случилось — не забудут ночь, когда рухнула Берлинская стена.

История в процессе своего создания часто слишком трагична. Только иногда она способна на иронию. День 9 ноября 1989 года был одним из таких редких моментов, когда царствовала ирония, потому что бюрократический социализм Восточной Германии умер так же, как и жил — с бюрократической неразберихой.

Спикер политбюро, Гюнтер Шабовски, просто не понял решения этого органа и, сообщив общественности неверную информацию об отмене ограничений в передвижении, запустил процесс падения Берлинской стены! Граучо Маркс не смог бы превзойти Шабовски в ту ночь. Это был самый счастливый момент в истории Германии.

Прошло двадцать лет, и мы уже пережили многие революционные последствия той ночи. Советский Союз и его империя бесшумно исчезли, а вместе с ним и мировой порядок, который был во время холодной войны. Германия снова объединилась; Восточная Европа и страны на советской периферии получили свою независимость; развалился режим апартеида в Южной Африке, закончились многочисленные войны в Азии, Африке и Латинской Америке; израильтяне и палестинцы подошли к миру ближе, чем когда-либо; распадающаяся Югославия стала ареной войн и этнических чисток. В Афганистане война продолжается при других обстоятельствах, с серьезными последствиями для региона, да и для всего мира.

Как победитель, устанавливающий свои порядки после крушения мирового порядка, существовавшего во время холодной войны, Соединенные Штаты остались одни, безоговорочно, на пике своего мирового могущества. Но в течение двух десятилетий, после войны в Ираке и финансово-экономического кризиса, США лишились этого особого статуса.

Державное высокомерие и неспособность видеть реальность стали двумя основными причинами упадка единственной оставшейся сверхдержавы. Хотя обвиняют в основном Джорджа Буша, многочисленные негативные предпосылки появились еще до него. Он просто довел их до крайности.

После 11 сентября 2001 года у США был еще один хороший шанс использовать свое уникальное могущество, чтобы реорганизовать мир. После этого ужасного преступления страны, включая страны арабского мира, готовы были предпринять далеко идущие шаги. В этот момент мог быть достигнут мир между палестинцами и израильтянами, и это, таким образом, могло положить начало новым процессам на Среднем Востоке.

Даже радикальный разворот в обратную сторону в энергетической политике США, с введением энергетических налогов, был возможен под флагом борьбы за национальную безопасность. Благодаря этому можно было бы более эффективно бороться с проблемами, возникшими из-за изменения мирового климата. Но эта возможность также была упущена.

Европа — а в ее рамках и Германия — были среди основных победителей 9 ноября 1989 года. Континент объединился добровольно: Германия 3 октября 1990 года; Европа во время великого расширения Европейского Союза 1 мая 2004 года. Введение общей европейской валюты было успехом; политическая интеграция при помощи конституционного договора — провалом. С тех пор ЕС находится в стагнации, как внутренней, так и внешней. Европа недостаточно использовала свои возможности с 1989 года — и может значительно потерять свое влияние среди развивающихся стран двадцать первого века.

В Германии, которая обязана объединением в основном своим корням в ЕС и НАТО, усталость от Европы очевидна. Поколение, которое руководит сегодня в Берлине, думает скорее в своих национальных интересах, а не европейских. Это особенно стало заметно в решающие дни и недели глобального финансового кризиса.

Россия, потерявшая в 1989 году больше всех, остается, спустя два десятилетия, затянутой в пучину социального и экономического спада, политического регресса и иллюзий. Продолжительность жизни продолжает снижаться; инвестиции в инфраструктуру, научно-исследовательскую деятельность и образование малы; экономика едва способна конкурировать на международном уровне; и социальное расслоение между богатыми и бедными увеличивается.

Экономически, Россия превратилась в экспортера продукции, зависимого от непредвиденных обстоятельств мирового энергетического рынка, одновременно полагая при этом, что может использовать энергетические инструменты для пересмотра постсоветского порядка в соседних странах.

Элита России в своем большинстве все еще мыслит категориями силы девятнадцатого и двадцатого столетия. Это составляет иллюзорный и исторически регрессивный элемент современной российской политики. Желание России вернуть свою роль влиятельного мирового игрока понятно и законно. Но если она повернется к прошлому в поисках будущего и если она полагает, что может раздавать инвестиции для построения будущего на цели постыдного личного самообогащения, она будет продолжать сдавать свои позиции.

День 9 ноября 1989 года обозначил не только конец эры холодной войны, но и начало новой волны глобализации. Теми, кто больше всего выиграл от нового мирового порядка, оказались крупные развивающиеся страны, в первую очередь Китай и Индия, которые все чаще задают темп в мировом экономическом и политическом развитии.

«Большая восьмерка» была отстранена от обязанностей самой историей, как клуб западных промышленных наций; ее место заняла «большая двадцатка», которая умалчивает о лежащей в основе формуле распределения власти: «большая двойка» (Китай и США). Все эти изменения отражают существенное смещение могущества с запада на восток, из Европы и Америки в Азию, которая, по всей вероятности, в течение ближайших двух десятилетий покончит с 400-летним «евроцентризмом».

Последние два десятилетия также увидели, что мир достиг своих экологических пределов. Основная часть человечества пыталась с 9 ноября 1989 года достигнуть западных стандартов жизни любой ценой, доведя до предела состояние климата и экосистемы на планете.

Годы со времен падения Берлинской стены были богаты на разительные перемены, но настоящая эра перемен еще впереди. Глобальное потепление является только вершиной айсберга, по направлению к которому мы двигаемся сознательно, с широко открытыми глазами. Сейчас важно, чтобы страны действовали в мировом масштабе и в согласии. Спустя двадцать лет после Берлина всех созывает Копенгаген.

Автор — Йошка Фишер — ведущий член Партии зеленых Германии на протяжении почти 20 лет, министр иностранных дел и вице-канцлер Германии с 1998 по 2005 гг. Авторское право: Project Syndicate/Institute of Human Sciences, 2009. Перевод — Татьяна Грибова. Эксклюзивные права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:



Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету: