. Женщины европейской мечты

ЛОЗАННА (ШВЕЙЦАРИЯ). Я родился в 1945 г. Мой дедушка был немецким евреем. К счастью, никто из моих ближайших родственников не погиб во время холокоста. Но его тень висела надо мной всю мою юность. Когда в подростковом возрасте я начал встречаться со своими немецкими сверстниками, то поначалу ощущалась некоторая скрытность и дискомфорт. Но мы говорили, и говорили, и говорили. Не было никаких попыток скрыть прошлое, а было горячее желание создать иное будущее. Так я стал ревностным еврофилом. Двадцать лет назад берлинская стена была разрушена ликующей толпой. Сегодня десять бывших коммунистических стран стали полностью интегрированными членами Европейского Союза. Если бы мой отец вернулся с того света и я сказал ему, что Литва вошла в состав ЕС, он бы посмотрел на меня с недоверием и поинтересовался бы, что такое я курил.

Но есть и плохие новости: в то время как структура ЕС (например, единый рынок и единая валюта) окрепла, дух единства умер. Европейский «проект» превратился в площадку для соревнования в неприкрытом цинизме. Наиболее удручающим проявлением этого является ситуация с «европейской конституцией» и с Лиссабонским договором и абсолютно безнравственные средства избрания европейского президента, что является ключевой частью Лиссабонского договора.

Хорошая новость заключается в том, что кандидатуру Тони Блэра, похоже, исключили. Всех причин его несоответствия данной должности и не счесть: достаточно одного только слова «Ирак». Было бы наивысшим цинизмом и лицемерием, даже по европейским стандартам, если бы избрали его.

И снова плохие новости: все другие рассматриваемые кандидаты (либо текущие, либо бывшие главы правительств) воодушевляют так же сильно, как холодная овсянка. Последствия того, что мы сегодня наблюдаем, могут быть катастрофическими. Какой бы впечатляющей ни была история Европы с тех пор, как в 1957 г. Римским договором было создано Европейское экономическое сообщество, никоим образом нельзя быть уверенными в том, что ЕС неизбежно останется навсегда.

В 50-ю годовщину подписания Римского договора министр экономики Франции Жак Делор — настоящее светило ЕС — выразил опасения по поводу того, что ЕС может «развалиться»; бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер выразил схожее мнение в интервью каналу Би-Би-Си в начале 2009 г.

Хотя подобный итог маловероятен, было бы излишней самоуверенностью исключать данную возможность. Ни один институт, общество или цивилизация не могут выжить просто на автопилоте. История, в конце концов, полна примеров взлётов и падений.

Поэтому очень важно, кто именно станет президентом ЕС. Нужен человек с непогрешимой репутацией и способностью воодушевлять — в особенности, побуждать к действиям европейскую молодёжь.

Я вижу лишь двух возможных кандидатов, обладающих данными качествами: экс-президент Ирландии Мэри Робинсон и министр финансов Франции Кристин Лагард. Я не исключал мужчин из списка кандидатов заранее, но ни один из них не пришёл мне на ум, и, в любом случае, в настоящее время во властных структурах ЕС и так слишком много белых мужчин среднего возраста.

Несмотря на то, что между Робинсон и Лагард есть множество различий, обе они были бы неплохим выбором. Робинсон выглядит более воодушевляющим кандидатом в свете проектов, которыми она занималась после ухода с должности: председатель Комиссии ООН по правам человека, почётный президент Международного оксфордского комитета помощи голодающим, председатель Международного института по окружающей среде и развитию, председатель Совета женщин-мировых лидеров, а также основатель Программы этичной глобализации.

У Лагард другие преимущества. Она — состоявшийся профессионал: была председателем одной из крупнейших в мире юридических фирм и в 2008 г. была поставлена журналом Форбс на 14 место среди самых влиятельных женщин мира. Таким образом, она сделала две блестящие карьеры — в бизнесе и в политике и, к тому же, обладает огромным обаянием.

Таким образом, две эти женщины являются довольно разными вариантами лидеров и потенциальных образцов для подражания. К тому же, Робинсон, родившаяся в 1944 г., является человеком XX века. Должность президента ЕС станет окончанием её карьеры. Лагард, в свои 53, значительно моложе.

Однако для возрождения европейской мечты недостаточно всего лишь выбрать правильную личность. Здесь нужна определённая идея. И тут встаёт главный вопрос насчёт кандидатуры Лагард: что она думает по поводу членства в ЕС Турции? Её босс Николя Саркози категорически против, но Саркози (не говорящий по-английски и не умеющий пользоваться компьютером) едва ли можно назвать образцом для подражания для XXI века. А вот Лагард создаёт впечатление женщины мирового Возрождения, но её взгляды по поводу членства в ЕС Турции могут разрушить данный образ.

Возможно, главной задачей Европы в XXI века станет уничтожение стены между её немусульманскими и мусульманскими сообществами. Это касается не только мусульман-граждан ЕС, но и балканских мусульман, особенно из Боснии, Косово и Албании, стран бывшего Советского Союза и, особенно, Турции.

Этого нельзя сделать в одночасье. Но уже начатый было процесс забуксовал. Включить в ЕС Турцию — и, в итоге, другие страны с преобладающим мусульманским населением, — это европейская мечта XXI века. Избрание правильного президента в 2010 г. стало бы важным шагом на данном пути. Робинсон или Лагард могут стать воодушевляющими лидерами, необходимыми ЕС для осуществления данной мечты.

Жан-Пьер Леманн — директор-основатель Evian Group, коалиции, направленной на создание глобального либерального управления и профессор международной политэкономии в Международном институте развития менеджмента (IMD) в Лозанне.
Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:



Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету: