. Вьетнамский синдром Обамы

НЬЮ-ХЕЙВЕН. Война в Афганистане не может быть закончена военным путем, а только политическим. Набирая это предложение, я почти засыпаю от скуки. По мере того как президент США Барак Обама размышляет о том, что делать с этой войной, кто захочет повторить позицию, которая уже высказывалась тысячи раз? Есть ли кто-нибудь на земле, кто не знает о том, что партизанскую войну нельзя выиграть, не завоевав «сердца и умы» людей? Американское общество знает об этом со времен поражения во Вьетнаме.

Американцы привыкли думать, что горький опыт их страны во Вьетнаме преподал определенные уроки, которые стали предостерегающими принципами. Однако исторические документы, которые недавно стали доступными, открывают нечто более странное. Большинство из этих уроков были в действительности известны — хотя и не были признаны публично — до того, как США ввязались в войну во Вьетнаме.

Это отличие важно. Если Вьетнамская трагедия началась с полным осознанием «уроков», то почему эти уроки должны быть более эффективными в этот раз? Выглядит так, как если бы были нужны какие-то другие уроки.

Почему администрация президента Линдона Джонсона втянула США в войну, которая выглядела гиблым предприятием даже для ее чиновников? Одним из объяснений может быть то, что Джонсона старательно запугала правосторонняя часть Америки. Когда сенатор Майк Мэнсфилд требовал вывести войска из Вьетнама, он ответил, что не хочет еще одного «Китая во Вьетнаме».

Советник по национальной безопасности Макджордж Банди подпитывал страхи Джонсона. В служебной записке в 1964 году он писал, что «политический урон Труману и Ачесону от падения Китая был нанесен потому, что большинство американцев стали верить в то, что мы могли и должны были сделать больше, чем мы сделали, чтобы предотвратить это. Именно это может произойти и сейчас, если увидят, как мы первые уходим из Сайгона». В другой служебной записке Банди доказывал, что нейтральная позиция рассматривалась бы «всеми антикоммунистическими вьетнамцами» как «предательство», таким образом, обозлив электорат США настолько сильно, что «мы бы проиграли выборы».

Советники Джонсона втянули страну в разрушительную войну, чтобы выиграть одни выборы — или, если быть более точными, избежать проигрыша на них? Джонсон, Банди и другие, конечно, верили в теорию «домино», которая говорит, что если одна страна «падает» перед коммунизмом, то это приведет к тому, что и другие страны падут перед ним. Однако эта теория с подозрительной простотой связывается с ощутимой внутренней необходимостью для президента выглядеть «жестким» — чтобы избежать обвинения в том, что «он не такой ястреб, как его более респектабельные оппоненты», как позднее выразился Банди.

В текущих дебатах относительно Афганистана странно выглядит сила их связи с вьетнамскими дебатами, и администрация Обамы знает об этом.

Для большинства Американцев Вьетнам преподнес один большой урок: «Не делать это снова!» Однако для военных США Вьетнам преподнес ряд маленьких уроков, таких как «Делай это лучше!»

В действительности, военные фактически милитаризовали аргументы мирного движения 1960-х годов. Если ключевыми являются сердца и умы, то нужно избегать неприязни местного населения. Если жертвы среди мирного населения представляют проблему, то нужно сократить их до минимума. Если коррупция лишает постоянной поддержки правительство, следует «надавить» на него, чтобы оно было честнее, что Обама и сделал в недавних комментариях после мошеннического переизбрания Хамида Карзая.

Внутренние политические уроки Вьетнама также были переданы президенту. Джордж Макговерн, кандидат в президенты от демократической партии в 1972 году, предложил остановить войну, которая к тому времени была непопулярна, и, тем не менее, проиграл выборы с большим отставанием. Этот проигрыш, казалось, подтвердил ранние опасения Джонсона: те, кто выходят из войн, проигрывают выборы. Этот урок привил в демократической партии глубокий страх к «Макговернизму», который продолжает существовать по сегодняшний день.

Есть безошибочная связь между нападками Джозефа Маккарти на администрацию президента Гарри Трумана за «потерю» Китая и за предполагаемое «умиротворение» и даже «измену» и нападками Дика Чейни и Карла Роув на Обаму за противостояние иракской войне, не говоря уже об обвинении Сары Полин во время избирательной кампании, что Обама «водит дружбу с террористами».

Не секрет, что поддержка Обамой войны в Афганистане, которую он назвал «необходимой для защиты наших людей», была защитой против обвинений в слабости его политики по выводу войск из Ирака. Таким образом, политика вьетнамской дилеммы была передана Обаме практически нетронутой. Сейчас, как и тогда, вопрос состоит в том, могут ли США проиграть в войне без потери стабильности.

Если ли у американского государства обратный ход? Знает ли оно, как сократить потери? Способно ли оно извлекать уроки из опыта? Или оно должно перепрыгивать каждый холм, к которому приближается?

В основе этих вопросов лежит другой: должны ли либералы или умеренные всегда склоняться перед сумасшедшими правыми в вопросах национальной безопасности? В чем источник этого правостороннего вето на президентов, конгрессменов и общественное мнение? Если кто-нибудь сможет ответить на эти вопросы, тогда откроется один из ключей к полувековой истории Америки — и к силам, которые даже сейчас давят на Обаму в отношении Афганистана.

Недавно Обама нанес визит в вечернее время на воздушную базу в Довер, чтобы увидеть останки 16 солдат, убитых в Афганистане. Данное событие было тщательно срежиссировано. Обама медленно отсалютовал в унисон с четырьмя солдатами в униформе, затем в ногу прошел с ними мимо фургона, который только что принял останки с грузового самолета, который привез их домой.

Все хранили молчание. Возможно, Обамой завладело мрачное заклинание военных? Или его присутствие на этом мероприятии явилось молчаливой прилюдной молитвой, которую он совершил перед принятием важных решений, чтобы сосредоточить свой ум на вопросах жизни и смерти, а не на следующих выборах?

Действия Обамы в Афганистане дадут нам ответ.

Джонатан Шелл — научный сотрудник в Национальном институте, также читает курс по ядерной дилемме в Йельском университете. Автор книги «Седьмой десяток: новая форма ядерной угрозы». Copyright: Project Syndicate, 2009. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.
Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету:


Последние публикации рубрики «Новости и политика»: