. Лоренцо Бини Смаги. Проблема нахождения глобальных финансовых правил

БРЮССЕЛЬ — Если финансовый кризис и в самом деле является глобальным, то и его решение должно носить глобальный характер, а именно — лучше функционирующая международная финансовая система. Поскольку Бреттон-Вудские учреждения (БВУ) (Всемирный банк и Международный валютный фонд) являются центром международной финансовой системы, они также быть включены в решение.

Расширенная международная финансовая система должна преследовать две основных цели. Первая заключается в расширении возможностей международного сотрудничества. В настоящее время Совет финансовой стабильности, членами которого являются страны «Большой Двадцатки», в основном, преследует инициативы в этой области.

Действия по достижению второй цели должны усилить «мягкую силу» международных учреждений и должны быть направлены на формирование более последовательной экономической политики, особенно со стороны систематически важных экономических систем. Для этого потребовалось бы непосредственное участие Бреттон-Вудских учреждений, в особенности МВФ. Укрепление МВФ было согласовано после азиатского кризиса 1990-ых годов, а саммит «Большой семерки» в Кельне в 1999 году выдал Фонду мандат на право играть важную роль наблюдателя для гарантии большей прозрачности и поощрения своевременной адаптации стран с нестабильным платёжным балансом.

Однако надежды, возникшие за прошлое десятилетие в связи с этим мандатом, не были оправданы. Некоторые страны с переходной экономикой не допустили свободного колебания своих валют, а вместо этого продолжили привязывать их к недооцененным обменным курсам с тем, чтобы продвигать экспорт и создать резервы в качестве определенной страховки на случай кризиса.

Кроме того, в развитых странах МВФ не удалось достигнуть успеха в проведении макроэкономических политик, совместимых со сбалансированными сальдо текущих операций. Помимо этого, развитые экономические системы, особенно США, не отнеслись серьезно к совету МВФ. Накопление масштабных излишков, особенно в азиатских странах с переходной экономикой и странах — экспортерах нефти, позволило США финансировать свой дефицит текущих статей платёжного баланса. Это также привело к снижению долгосрочных процентных ставок в США и сделало состояние валютного рынка этой страны более экспансионистским.

Переходные экономики, вслед за развитыми странами, также не придали особого значения наблюдениям Фонда, особенно по мере того, как их накопления внешних активов сделали их менее зависимыми от финансирования со стороны МВФ и его советов. Например, Фонду не удавалось завершить программу надзора за Китаем в течение трех лет. Все это происходило на фоне заявлений стран с переходными экономиками о том, что их довольно слабая репрезентативность в БВИ делает МВФ нелегитимным.

В последние месяцы Фонд играл важную роль в преодолении кризиса, особенно в оценке серьезности ситуации и предоставлении странам внешних финансовых ресурсов. Но если мы хотим создать международную финансовую систему, в которой кризисы являются только исключением, то Фонд должен играть более важную предупредительную роль.

В некоторых странах, похоже, существует чувство отрицания того, что причиной кризиса были большие внешние несоответствия. Эти несоответствия, в конечном счете, отразили накопление чрезмерной международной ликвидности со стороны таких стран, как США, из-за чрезмерного сбережения со стороны стран, вроде Китая. Все это поощряло необоснованный бум потребления, а так же негарантированный риск со стороны потребителей и финансовых учреждений, которые внесли свой вклад в большие диспропорции и «пузыри» на глобальных финансовых рынках, что и стало предпосылками текущего кризиса.

Сегодня существует риск относительно того, что силы, выступающие за более раннее и эффективное регулирование несоответствий, были довольно слабыми. В самом деле, мало кто сегодня призывает к тому, чтобы МВФ играл более сильную роль в предотвращении накопления чрезмерных внешних несоответствий, а также в формировании более дисциплинированных внутренних политик.

Примером этого является изменение Решения МВФ относительно двустороннего надзора за политикой государств-членов (нацеленное на определение фундаментальных несоответствий обменных курсов) с тем, чтобы проявить большую осторожность в надзоре, особенно в вопросе обменных курсов. Возможно, это и выглядело, как тактический выбор, однако я сомневаюсь, что это придаст МВФ силу.

Развивающиеся страны и страны с переходной экономикой требуют предоставления им более авторитетного голоса в МВФ, однако вместе с этим они, по-видимому, хотят, чтобы это происходило как можно менее навязчиво и условно, при обеспечении более масштабного и дешевого финансирования. Такой вариант мог бы сработать во времена системного кризиса, однако в нормальные времена он не является рациональным. В самом деле, необходимо обдумать стратегию выхода из дешевого и безоговорочного финансирования МВФ.

Вместо этого, большинство акционеров МВФ, похоже, с одобрением относятся к более простому финансированию со стороны этой организации. Усиление роли его Специальных прав заимствования (СПЗ) или замена доллара другой мировой резервной валютой помогли бы облегчить финансовые потребности как стран с дефицитом, так и стран с избытком финансовых средств. Странам с дефицитом было бы легче получить займы у международных учреждений вне рынков, предоставляя эмитенту такой валюты определенную форму функций международного кредитора последней инстанции. Странам с избытком финансовых средств, стремящимся накопить резервы, это помогло бы сократить валютные риски.

Но если бы процесс финансирования упростился, то стало бы непонятно, каким образом кредиторы и должники смогли бы почувствовать риск излишних несоответствий. Реальная опасность заключается в том, что регулирование было бы осуществлено еще позже, а несоответствия продолжили бы накапливаться в течение еще более продолжительного периода времени. При таких обстоятельствах, кризисы становились бы все масштабнее, а регуляторы все более жесткими, как это произошло с последней международной валютой — золотым стандартом.

Устойчивая международная финансовая система требует наличия механизма способного контролировать несоответствия. Существенным аспектом такого механизма должно стать предоставление МВФ важной роли в двух областях: сильный и эффективный надзор, необходимый для предотвращения кризисов, а также ответственное предоставление кредитов нуждающимся странам, однако с приемлемыми ограничениями и условностями.

Нам не нужно заново изобретать колесо; нам всего лишь необходимо следовать своим обязательствам, данным десять лет назад. Решение краткосрочных проблем текущего кризиса не должно отвлекать нас от цели, направленной на предотвращение кризисов в будущем.
Лоренцо Бини Смаги

Автор — Лоренцо Бини Смаги — член правления Европейского центрального банка. Авторское право: Project Syndicate, 2009. Перевод — Ирина Сащенкова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.
Статьи об экономике и финансах:

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету:


Последние публикации рубрики «Новости и политика»: