. Любви особые приметы

В мюнхенском Хуберт-Бурда-зале прошел концерт Айзика Шварцмана

Айзик Шварцман. Фото: Т.Стоянова

Романсы и песни  Айзик Шварцман  исполнял на родном языке их авторов — русском, английском, немецком, иврите и идиш, так что публика могла по достоинству оценить  не только его певческое мастерство, на и незаурядные лингвистические способности. Пользуясь давним знакомством, в перерыве между отделениями концерта (вообще-то артистам положено в это время отдыхать) беру в гримерной комнате интервью.

— Когда какое-то мероприятие проходит в Малом зале общины и вход к тому же свободный, не удивительно, что все места заняты. Но твой концерт сегодня — в зале главном и большом, и за билет надо  платить — а аншлаг все равно состоялся. Приятно?

— А что тут удивительного? — пожимает плечами присутствующий  при разговоре кларнетист Леонид Пейсах. — Я вам не скажу за всю Германию, но в Мюнхене Айзика уже давно знают, любят и уважают.

Снова обращаюсь к певцу:

— И все-таки — это твой первый сольный концерт?

— Ну что ты! — на этот раз удивляется сам Айзик. — Наверное, уже десятый… Я выступал в Регенсбурге, Вайдене — всех городов и не упомнишь…

— А как вообще началась твоя певческая карьера? Насколько мне известно, ты — прирожденный технарь. Чего только стоит  перечень твоих званий и регалий: кандидат технических наук, доцент университета, главный конструктор радиостанции авиационной связи, автор многочисленных изобретений и публикаций как в России, так и за рубежом, лауреат премии Совета Министров СССР… Как же случилось, что ты запел, да еще так профессионально?

— Сам не понимаю… У себя на родине, во  Владимире, я пел только для друзей, в своей компании. Казалось, ничего не изменится и после приезда в Германию. Но как-то меня услышал приятель, который уже был участником хора Анатолия Фокина. Он мне настоятельно советовал придти туда.  Я несколько дней колебался, потом пришел.  Последние сомнения «снял» пианист Игорь Брускин, предложив мне подумать о сольном концерте. Я решил: уж если такой маэстро, как Брускин, советует, может, стоит попробовать? И кажется, что-то получилось…

— А как ты думаешь, ты бы собрал сейчас зал во Владимире?

-Думаю, да. У меня там много друзей и знакомых, и они уже слушали мои песни и на дисках, и на кассетах…

Меня так и подмывает задать еще один вопрос: «Нынешняя программа  называется «Когда проходит молодость, еще сильнее любится…» Означает ли это, что ты  еще способен потерять голову от любви?» Но я постеснялась — еще подумает, что я на что-то намекаю…

Однако одно замечание все же выскажу. Известную песню «Татьянин день» Айзик мог бы посвятить не только своей любимой подруге из Барселоны, но и всем Татьянам, находящимся в зале, а значит, и мне… Вот лично я эти строчки адресую  и ему самому, и замечательным музыкантам, выступившим в концерте — аккордеонисту Олегу Левинову, кларнетисту Леониду Пейсаху, пианисту Вячеславу Дорохову, контрабасисту Крису Лахотта: «Стихи, цветы и пожеланья — любви примет не перечесть, и к вам давно пришло признанье, чтоб жить, творить и не стареть».

Другие публикации из серии «Мюнхенская жизнь»: