. Дорога к здоровому капитализму

БЕРЛИН. Близкая всемирная финансовая катастрофа и последующий экономический спад заставляют англо-саксонские нации задумываться о том, как поставить свои экономики на путь выздоровления и как избежать похожих кризисов в будущем. Некоторые рекомендации от членов Центра капитализма и общества при Колумбийском университете были посланы участникам встречи Большой двадцатки в минувшем апреле. Чтобы создать больше рабочих мест в экономике, я предложил, чтобы правительства учреждали специальные банки, которые бы овладевали утраченным искусством вложения капитала в проекты делового сектора — такой тип финансирования старых коммерческих банков неплохо работал столетие назад. Я также предложил возобновить выдачу субсидий для компаний, продолжающих нанимать работников на низкооплачиваемые работы. (Сингапур принял эту идею с завидными результатами.)

Чтобы защитить банки от рисков, связанных с потерей платёжеспособности (а возможно и платёжеспособности целых стран), Ричард Робб снова предложил облагать краткосрочные долговые обязательства банков небольшим налогом, чтобы удержать банки излишних заимствований. Амар Бхайд предложил, чтобы коммерческие банки вернулись к банковской деятельности в узком понимании. Если бы они это сделали, то не могли бы занимать денег вообще.

Но, не смотря на все разговоры и действия в этом направлении, с тех пор ни одно из этих предложений не было принято странами Большой двадцатки. Акцент делался, скорее, на антициклических мерах, направленных на смягчение экономического спада, чем на перестройку. Такое смягчение, взятое в отдельности, конечно же, приветствуется. Но те меры, что принимаются, могут задерживать выздоровление.

Большинство налоговых стимулов для потребителей побуждают компании удерживать работников, вместо того чтобы увольнять их, вынуждая уйти в конкурирующие экспортные и импортные компании, которые расширяются. Большая часть стимулов поддерживает цены на жильё на уровне, который сами домовладельцы поддержать не в состоянии. Это замедляет вовлечение в экономику избыточных ресурсов в строительной индустрии. Когда ещё один круг глобальных стимулов после экономического спада будет закончен или почти закончен, это подтолкнёт процентные ставки во всём мире вверх и снизит инвестиционную активность.

Правительственные инициативы по восстановлению инфраструктуры — замещению затухающих частных инвестиций государственными в здравоохранении, контроле климата и энергосбережении — не имеют таких недостатков. Но в качестве средства по созданию рабочих мест, всё же, вызывают вопросы. Частные инвестиции поддерживаются частными инновациями, что восстанавливает хорошие возможности. Но будут ли подобным образом хорошие возможности восстановлены для государства? Может ли неопределённость, вызванная заходом на такую неизведанную территорию, потребовать серьёзных жертв со стороны частной инвестиционной активности?

Правительства должны отряхнуться от самообмана, будто бы полное выздоровление — это лишь дело нескольких нажатий на кнопки. Начиная с поразительно инновационных экономик, появившихся в девятнадцатом веке, этот испытанный и верный способ достижения высокого благосостояния — и, как результат, создания большого числа привлекательных и перспективных рабочих мест — представлял собою систему инновационных частных предприятий в деловом секторе.

Всё что правительствам следует делать — это стимулировать инновационную экономику, а не бесконечные дороги, ветряную энергетику и прочие строительные проекты. Лучший способ сократить экономический спад — это перестроить экономику таким образом, чтобы она возродилась на новом, более высоком «нормальном» уровне.

В декабре этого года Центр капитализма и общества соберётся в Берлине, спустя всего пару недель после празднования годовщины падения Берлинской стены. На встрече планируется поиск путей ускорения и поддержки находящихся в сложном положении, спотыкающихся экономик, чтобы они приобрели динамизм, приводящий к высокому благосостоянию и удовлетворённости работой.

Конечно же, не все инструменты для создания такого процветания найдены. Но, всё же, многие уже известны. Хорошо иметь банковскую систему, управляемую умными финансистами с разнообразными подходами, способными и желающими вкладывать средства в инновационные инвестиционные проекты. Хорошо иметь деловой сектор, в котором акционеры не становятся жертвой корыстолюбивых директоров. И плохо иметь руководителей фондов, избавляющихся от акций своих компаний в предположении, что их заработки станут меньше в следующем квартале.

Однако достижение высокого динамизма порождает одну проблему. Рынки, будучи заполненными обыкновенными человеческими существами, не всегда понимают, где имеются выгодные возможности для инвестирования (не считая самых выгодных). Знания компаний о будущих результатах новых деловых предприятий, по меньшей мере, недостаточны. И чем более инновационным является предприятие, тем труднее предвидеть возможный результат.

Знание инвесторов о результатах решения приобрести те или иные активы, финансовые или реальные, также неполны. Более того, то, что думают другие, в особенности то, что делают конкуренты, может сильно влиять на результаты решения, и многое из того, что понимают и планируют другие, является секретом и, значит, недоступно. Таким образом, динамизм экономики зависит от того, насколько люди готовы действовать невзирая на свои недостаточные знания.

Те из нас, кто на Берлинской конференции и где бы то ни было ещё, ищет пути восстановления экономик, для большего динамизма должны делать это, осознавая эти экономические реалии. Магические силы рынков ограничены. Слава богу, есть определенные политические принципы и идеи, которые правительства должны бы выполнять, инвестируя в них свой политический капитал, если они хотят, чтобы инновации и сопутствующее им процветание возобновились.

Проверенное временем правило — не тревожить без надобности уверенность инвестора. Когда Джон Мейнард Кейнс встречался с президентом Рузвельтом в разгар Великой депрессии, он посоветовал поубавить анти-деловую риторику администрации. И всё же правительствам не следует наделять бизнес излишней уверенностью, которая может подтолкнуть их к повышению цен, что повредит продажам.

Упрощение финансовых институтов, особенно тех, что пользуются неявной правительственной поддержкой, должно сыграть свою роль в восстановлении динамичной экономики. Рейтинги, которые якобы принимают во внимание «системный риск», могут оказаться такими же опасными, как и рейтинги, игнорирующие такой риск. Хедж-фонды, венчурные фирмы, которые действительно вкладываются во что-то новое, и созданные коммерческие банки относительно неплохо подходят для принятия финансовых решений, требующих здравого смысла, способности заниматься неизвестным и делать это, глядя за горизонт своего квартального заработка.

Существуют также идеи, касающиеся ограничения спекулятивных колебаний. Но это может привести к непроизводительному инвестированию и потере инноваций. За их исправление можно заплатить дорогой ценой — падением деловой активности и дальнейшей потерей инноваций.

Концептуальная основа — экономика в условиях несовершенных знаний — недавно развитая членом Центра Романом Фридманом в сотрудничестве с Майклом Голдбергом, показывает, как чрезмерные колебания на рынке ценных бумаг происходят из-за недостаточного понимания участниками рынка будущих результатов их решений. Эта идея даёт логическое обоснование политики интервенций на рынках ценных бумаг, а также имеет важные последствия для регулирования и управления системными финансовыми рисками.

Анализ подтверждает, что в широком диапазоне рынки выполняют работу по установлению цен куда лучше (хоть и не идеально), чем могли бы регуляторы. Но это создаёт предпосылки для новых мер, включая установление «рамок» для стоимости ценных бумаг и целенаправленное варьирование требований, предъявляемых к марже и капиталу, для ослабления таких чрезмерных колебаний цен.

Восстановление хорошо функционирующего капитализма подобно восхождению на крутую гору. И всё же есть основания надеяться, что это в наших силах.

Эдмунд С. Фелпс — директор Центра по изучению капитализма и общества при Колумбийском университете и лауреат Нобелевской премии по экономике 2006 года. Права: Project Syndicate, 2009. Перевод — Николай Жданович. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Статьи об экономике и финансах:

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:




Новости Интеграции:

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету: