. Может быть, ещё не всё потеряно…

Сто великих немцев: кто они и кто они для нас?

Что есть нормальная жизнь в чужой стране? Возможность сделать покупки в магазине? Это не проблема — продавец-турок зачастую знает немецкий хуже вас. Найти работу и объясниться с коллегами? В большинстве отраслей это не так трудно, как кажется. Попробуйте перевести с немецкого на русский компьютерный термин«Datei». Правильно — «файл»… То-то! А как называется по-местному половая тряпка вообще никого не волнует, лишь бы воду впитывала.Работать вместе нетрудно. А вот порадоваться  хорошему анекдоту (хорошему, а не про тёщу), разделить переживания от просмотренного фильма или понять намёк телеведущего в весёлом шоу — всё это куда как труднее.Ознакомление со списком ста героев немецкой истории, выбранных зрителями ZDF, в некоторой степени приближают нас кпониманию загадочной немецкой души. Точнее, очерчивает степень этого непонимания. Для меня, да и для каждого из нас это несложный тест на совместимость. Знаем ли мы этих людей, придаёмли мы их деяниям такое же значение? Так же высоко ценим их?Место номер один — Конрад Аденауэр (Вилли Брант напочётном пятом). Действительно фигуры, которыми можно гордиться — послевоенное возрождение и всё такое.  Но ведь это одновременно и напоминание о страшном поражении в войне, после которой это самое возрождение наступило. Только вот я длясебя так и не уяснил, кому легче жить — немцам, осудившимконцлагеря и «СС», или русским, празднующим День чекиста и идущим на демонстрации под красными флагами, залитыми кровью жертв ГУЛАГа? А дальше начались зигзаги взаимного недопонимания. Огромное количество священников. Вещь для меня совершенно недоступная.

Номер два  — Мартин Лютер (так и хочется добавить — «Кинг»). Это мне всё хиханьки да хаханьки, а для немцев — фигура, определившая, без преувеличения, развитие цивилизации на столетия. Номер три— Карл Маркс. Кажется, тут всё ясно. Вот оно —родство душ. Одна беда — большинство аудитории ZDF составляют восточные немцы, а спросите у соседа-баварца, кем ему приходится этот бородатый еврей?

А вот номер четыре — снова сюрприз: герои «Белой розы». Как будто в аналогичном русском списке— фадеевские молодогвардейцы.  Может, я всё опять усложняю (или упрощаю, что одно и то же), но взгляд немцев на времена третьего рейха более однозначный, чем у нас на тот же период советской истории.

Вот седьмой номер не вызывает у меня никаких противоречий. Как Пушкин, который «наше всё», так и Гёте, перефразируя одного крепкого хозяйственника в кепке — «ихнее всё». С композиторами и музыкантами  тоже никаких неясностей нет — классика у нас общая, впрочем, как и музыка современная. Вместе слушаем заокеанскую лабуду, ритмично подёргиваясь, но Баха уважаем и даём ему номер шесть, наверное, за то, что пишет музыку для мобильников. С остальными членами «горячей десятки» более или менее ясно.

Ваня Гутенберг (место восемь) — мой коллега-печатник. Нёс в массы разумное, доброе, вечное. Но, видимо, как и Ваня Фёдоров, не всё донёс…

Отто фон Бисмарк (номер девятый) — объединитель немецкогорейха, известен нам фразой «На востоке у нас врага нет», что,впрочем, не помешало этому рейху совершить парочку неудачных«дранг нах остен».Замыкает десятку очень характерная фигура Альберта Энштейна,  одного из величайших физиков столетия. Еврей, бежавший от «дачки» в пригородном Дахау в США и вдруг признанный одним из «великих немцев»…

Вот такие они — немцы. Нет, не «великие», а самые обыкновенные, попивающие пивко, посматривающие ZDF и постаивающие вочередях «Арбайтсамта». Скажи мне, кто твой кумир, и я скажу тебе… Нет, не кто ты, а чего в тебе нужно бояться.

Первая публикация: «Мюнхен плюс», январь 2004

Другие материалы из рубрики «Puzzle»: