. Куда приведет кремлевская двойка

Москва. Жители запада часто рассматривают политику России с точки зрения борьбы между либералами и консерваторами на высшем уровне: Лигачев и Яковлев при Горбачеве; реформаторы и националисты при Ельцине; силовики и экономические либералы при Путине. Они также рассматривают Россию с точки зрения традиции, когда каждый новый царь частично отказывается от наследия предшественника, создавая политическую оттепель в начале своего правления. Наглядным тому примером служит разоблачение культа личности Сталина при Хрущеве.

Оба подхода использовались для описания взаимоотношений между Путиным и Медведевым, чтобы понять их природу и движущую силу, и чем это обернется для России. Но наблюдатели по-прежнему озадачены.

Отвергнуть Медведева как простую марионетку Путина, конституционный мост между вторым и третьим президентским сроком Путина, было бы несправедливо и неправильно. Третий президент России играет более широкую роль и выполняет определенную функцию. И наоборот, изображая Путина как «человека из прошлого», а Медведева как «надежду на будущее», мы преувеличиваем различие между ними и упускаем более важные факторы, которые их объединяют. Нужна более точная аналитическая модель.

Последние публикации рубрики «Шепотом в рупор»:

Несмотря на всю кажущуюся свежесть недавних заявлений Медведева, включая его знаменитую сейчас статью «Россия вперед!», которая прозвучала как настойчивый призыв к модернизации и либерализму, он массово заимствует слова из словарного запаса Путина 2000-го года. Это наводит на мысль, что вопрос модернизации, который дремал в течение богатых лет, когда цены на нефть были высокими, снова включен в кремлевскую повестку дня.

В 2008 году Медведева ввели в должность, что было частью «плана Путина», главная часть которого была известна как «Стратегия 2020», проект по продолжительному экономическому росту и диверсификации. Промежуточный кризис лишь заставил Кремль модифицировать и усовершенствовать свой план. И Медведев является основным посредником при его исполнении.

Путин тщательно выбрал Медведева, и не только из-за его несомненной лояльности, что само по себе жизненно необходимо. Путин, помимо всего, еще воинствующий националист, и он хочет, чтобы Россия имела успех в мире конкурирующих держав. Он, конечно, консервативен, но он также описывает себя как современно мыслящего человека.

По существу, его можно было бы сравнить с Петром Столыпиным, другим консервативным премьер-министром, который попросил 20 лет мира и тишины — в основном, у либералов и революционеров — чтобы преобразовать Россию. Столыпин так и не получил шанса — революционер убил его в 1911 году — не получила шанса и Россия, которая была вовлечена в первую мировую войну, что привело непосредственно к краху монархии и большевистской революции.

Путин хочет завершить свою работу, и многое работает в его пользу. Он — царь. Он твердо держит в своих руках и деньги — правительственный бюджет и состояние олигархов — и власть в стране, основанную на принуждении. Он главный третейский судья и эмиссар по улаживанию социальных конфликтов. Его основным ресурсом является его персональная популярность, которая является одной из составляющих его авторитарного режима.

Но всего этого недостаточно. 75% россиян, которые составляют путинское большинство, по существу пассивны и хотят только сохранения патерналистского государства. Путин может полагаться на их поддержку, но он не может идти с ними дальше. Самых лучших и самых выдающихся среди них нет.

И тут вступает Медведев. Его интернетовский, сочувствующий и в целом либеральный имидж помогает завербовать основных избирателей ‑ избирателей, которые вне досягаемости самого Путина — для участия в путинском плане. Будет ли план успешным — это уже другой вопрос.

Консервативная модернизация — это азартная игра. Чтобы модернизировать Россию, надо разжать тиски коррупции, определить ответственность и освободить средства массовой информации. В какой-то момент Путину и Медведеву придется решать. Либо они отдадут приоритет сохранению существующей системы и смирятся с маргинализацией России, либо они начнут открывать систему, подвергая ее риску. Учитывая вес геополитических факторов при принятии решений Россией, трудно предсказать, по какому пути они пойдут.

Путин — не король Лир. Он понимает, что такое руководящая роль и контроль, и не планирует отойти от дел. Но Медведев, сегодняшний руководитель, скорее младший партнер, чем просто продавец. Он еще может вырасти по статусу и влиянию и, в конечном счете, наследовать бизнес. Ясно только одно: он не любит вкус сырого мяса и крови.

Таким образом, правительственный пакт Путина с Медведевым, созданная Путиным торговая марка, скорее всего, останется в силе. Оба нуждаются друг в друге. Поэтому настоящая проблема не в том, является ли та шумиха, которую делают Путин и Медведев, действительным разногласием и поводом для соперничества, а в том, есть ли «свет в конце тандема». Или, другими словами, выберут ли они модернизацию или маргинализацию.

Автор — Дмитрий Тренин — директор Московского центра Карнеги.

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету:


Последние публикации рубрики «Новости и политика»: