. Короли могут не все…

Всезнающая история сохранила для нас образ короля Фридриха Великого как очень серьезного и всегда занятого делами политического деятеля, лишенного внешних проявлений страсти. И все же — любил ли кого-нибудь Фридрих?

Еще с детских лет будущий монарх чувствовал склонность ко всему прекрасному — сочинял стихи и музыкальные пьески, много читал… Женщин он не замечал до посещения одной из потсдамских церквей, где однажды услышал пение Доры Риттер. Молодой принц настолько увлекся певицей, что послал девушке своего адъютанта с подарком и даже позволил себе несколько раз прогуляться с нею… в присутствии того же адъютанта.
А потом романтика уступила место … заточению в Кюстрине, где Фридрих не только отбывал наказание, назначенное ему своенравным отцом, но успел познакомиться с юной графиней Софьей Шверинской, нежные чувства к которой сохранил до преклонных лет. Однако любовь к этой девушке завершилась для принца трагически — после выхода из тюрьмы отец заставил «ослушника» жениться на нелюбимой принцессе Брауншвейг-Бевернской. И хотя кронпринц невесту не любил, но, став ее мужем, всегда относился к ней с вниманием. Во всяком случае, в течение семи лет, которые они провели вместе.
Став в 1740 году королем Пруссии, Фридрих, совершив победоносный поход в Силезию, начал строить университеты и возводить театры. После окончания строительства Оперы (1743 год) молодой монарх часто встречался с актрисами, однако всегда надежно охранял свою репутацию «крепости женоненавистника». И все же эта «крепость» однажды пала. Ворота в нее открыла своей точеной ножкой венецианская балерина Барбара Кампанини, считавшаяся одной из лучших танцовщиц того времени. От подписанного с нею сногсшибательного контракта (7 тысяч таллеров в год и 5 месяцев отпуска!) Европа ахнула, зато влюбленный Фридрих был счастлив.
…Ах, женщины! Вы можете делать с мужчинами все, даже если эти мужчины — короли. Пока контракт был в дороге, Барбарина завязала любовную интрижку с английским лордом Стюартом, отказалась ехать в Берлин и сообщила Фридриху, что тайно обвенчалась с лордом и собирается ехать с ним в Лондон.
Фридрих разгневан! Впервые в его королевской жизни женщина посмела не выполнить его указаний. И потому, не обращая внимания на возможный международный скандал, открыто угрожает Венеции, требуя от нее выдачи Барбарины. Такого Европа еще не знала! В конце концов, сенат маленькой республики уступил — и Фридрих приказывает своему послу в Венеции графу Катансо «принять надлежащие меры, чтобы немедленно доставить эту тварь на место». Под усиленным конвоем балерину везут в Берлин, а следующий за ее каретой переодетый Стюарт посылает своему грозному сопернику слезное письмо с просьбой отпустить его возлюбленную. Но разгневанный король упрям: через пять дней Барбарина появилась на его сцене, ослепив всех своей грацией и красотой.

А что же Фридрих ? Где его страшный гнев? Оказывается, если чувства побеждают рассудок, то даже короли теряют то, на чем держится их корона. Как свидетельствуют мемуары Казановы, монарх влюбляется в Барбарину заново: постоянно беседует с ней, приглашает на все приемы и званые обеды и даже едет с ней на воды в Пирмонт. Королева, с которой Фридрих уже давно не ладил, молчала. Вскоре Барбарина по непонятным причинам отворачивается от своего Стюарта. Обрадованный король, узнав, что лорд тайком находится в Берлине, приказывает немедленно выгнать его из столицы. Все письма влюбленного англичанина перехватываются полицией и доставляются Фридриху. (Любопытно, что воспользовавшись этой историей, небезызвестная Жорж Санд создала роман «Графиня Рудольштадт». Правда, превратив балерину в певицу и наградив короля деспотическими чертами…)
О, любовь! Как часто сгораешь ты почти без остатка! … У короля-строителя, короля-воина было много и других забот никак не связанных с неверной балериной. Охлаждение, наступившее через 14 лет постоянных душевных мук, стало исцелением для Фридриха. Он даже разрешил поехать Барбарине в Лондон. Встречалась ли там она со Стюартом — неизвестно, но через несколько месяцев венецианка вернулась в Берлин, обвенчавшись… с Людвигом Кочегги, сыном государственного канцлера Пруссии. Итак, перед венецианкой капитулировала уже вторая мощная немецкая «крепость». Попытки канцлера и самого короля разрушить этот «недостойный» союз так ни к чему и не привели. Брак оказался счастливым, а преемник Фридриха Великого даже пожаловал Барбарине титул графини. В благодарность за это итальянка оставила Германии основанный ею Институт благородных девиц. Так слабая женщина одолела великих мира сего…
Что ж: привыкшие побеждать, мужчины нередко вынуждены поднимать над своими крепостями белые флаги. И флаги эти бывают достойны уважения, если они освящены любовью, которая сильнее всех. Даже монархов. Так что не будем судить их за это. Просто будем знать, что короли тоже могут не все…

Другие публикации из раздела «Страсти»: