. Судьба Зориных не всегда одинакова, но всегда интересна!

Писатель Леонид Зорин, журналист Валентин Зорин, артист Эрнст Зорин… Кто они — однофамильцы или это одна и та же семья подарила миру столько талантов?

— Ни то, ни другое, — смеется Эрик Зорин, заслуженный артист России, актер-вахтанговец, проработавший в этом знаменитом театре два десятилетия. — Ну, если только согласиться с утверждением, что все евреи — родственники. Думаю (возможно, и ошибочно), что они все такие жеЗорины, как и я. Это мой сценический псевдоним. А фамилия моя — Нотерзор. Когда я после Щукинского училища был принят в труппу вахтанговцев, народный артист СССР Иосиф Моисеевич Толчанов (вообще-то Толчан) сказал:»Не сценическая у тебя фамилия для русского театра». И я из Нотерзора стал Зориным.

— Ваша сценическая судьба сложилась удачно?

— Попасть в театр им. Вахтангова — уже большая удача. Хотя и в этом были свои нюансы. Помните, как начинался «Современник»? Табаков, Кваша, Лаврова, они пришли из студии в Новый театр и сразу стали «звездами». А  молодым актерам в Вахтанговском внушали: «Смотрите, как играют старики, набирайтесь опыта…» Хотя мне вроде бы грех жаловаться. Мне доверили роли Родика в «Иркутской истории», принца в «Золушке». Потом получил роль  Труффальдино в «Принцессе Турандот», которую играл более пятнадцати лет. Это одна из четырех масок в этой знаменитой вахтанговской постановке. А знаете, кто сыграл другие три? Юрий Яковлев, Николай Гриценко и МихаилУльянов! С «Принцессой…» мы объехали почти всю Европу, и везде маски выступали на языке той страны, в которой игралсяспектакль. Но ведь всякое  можетслучиться: языки-то чужие! И мы договорились:»Если кто-то запнется, дальше играем на русском». И вот в Загребе Гриценко молчит минуту, две, три — явно забыл. Ульянов ему шепчет:»Коля, шпарь по-русски». Гриценко недоуменно разводит руками:»А по-русски-то как?»

— Когда в театре узнали, что вы хотите выехать из страны, Вас уволили?

—  Уволить — не уволили, а игратьуже не давали. Даже  от «Кота в сапогах» отстранили. «Театр — это идеологический фронт, — сказали мне, — и ты уже не можешь играть положительных героев».

— Но Вы не отказались от своего решения?

— Я ждал разрешения на выезд чуть больше года. Наверно, ждал бы больше, если бы не такая история. Вместе с несколькими актерами, которые тоже хотели уехать, мы организовали домашний театр. Среди них были Савелий Крамаров, живущая ныне в Мюнхене певица Людмила Кравчук, художественный  руководитель Московского мюзик-холла Юрий Белов. О нас написала одна из американских газет. Была передача и на «Голосе Америки». После этого мы вылетели из страны как пробки из бутылки. А вот артист Альберт Писаренков, который побоялся играть в домашнем театре, ждал разрешения еще лет десять.

— Вы выехали в США?

— Сначала, как и все, кто выезжал по израильской визе, попал в лагерь для эмигрантов в Вене. И 1981 год встречал за колючей проволокой.  В Америке мне повезло: в фильме о Джоне Риде я озвучивал по-русски все роли — от Ленина до извозчика. Заработал не ахти какие, но все же деньги, разъезжал на машине, ходил по барам. Деньги скоро кончились, и я начал лихорадочно искать работу. По знакомству устроился на завод рабочим, но, запоров сразу два станка, понял, что это не мое.  Написал статью о театральной цензуре для радио «Свобода» — она пошла в эфир. Я осмелел, собрал все рецензии о себе, фото и поехал в Вашингтон на «Голос Америки». Меня спросили: «Вы английским владеете?» Я молчу. «Вот когда заговорите, приезжайте». Спасибо одной из еврейских организаций: я получил возможность преподавать актерское мастерство еврейским артистам. Поставил с ними два спектакля, сам играл в них. А потом меня пригласили в Мюнхен на радиостанцию «Свобода». Там я и проработал до тех пор, пока она не «переехала» в Прагу.  Не расставался я и со своей актерской деятельностью: часто выступал и выступаю в концертных программах, сыграл в спектаклях по пьесам Леонида Андреева, Владимира Войновича, Феликса  Канделя, поставил  моноспектакль «Записки сумасшедшего» по Гоголю.

Об этом спектакле писатель Владимир Войнович отозвался как о блестящей актерской работе.

Другие «звездные» биографии:

Другие публикации в рубрике «Пожелтевшие страницы»: