. Сколько стоит покормить уток?

В отдел «Письма читателей»

Дорогая редакция газеты «Германия плюс»!

Обращаюсь к Вам за помощью в надежде, что может быть именно Вы поможете мне, наконец-то, разобраться во вроде бы очень простой проблеме: об отношении к миру диких животных и птиц, окружающему нас.

Дело в том, что в Киеве, где я жил до переезда в Германию, я был возмущен жестоким отношением властей к несчастным бездомным собакам, которых повсюду вместо стерилизации просто безжалостно убивали, заставляя их умирать в страшных муках. Я делал всё возможное, чтобы облегчить их участь: как мог, подкармливал их, всегда вынося в карманах кусочки ливерной или кровяной колбасы, писал в их защиту статьи «Наши нищие собаки», «Как спасают бездомных собак», «Собачий сон на людных дорожках», очерки «Белкин дом», «Бим, дважды рожденный» и даже стихи «Простите,дворняги,простите!», которые публиковались почти во всех центральных газетах Украины.

Когда семь лет назад я переехал в Германию, где проблема бездомных собак, к счастью,не существует, я, прогуливаясь в своем городе Вюрцбурге вдоль Майна, начал обращать внимание и на других живых тварей — диких уток, особенно на увечных: с поломанными ножками и крылышками. После этого я начал, выходя на прогулку, всегда выносить в карманах куртки по нескольку кусочков свежего хлеба, чтобы и здесь хоть немного подкармливать тех, кому пропитание достается с большим трудом.

Гуляю я всегда по постоянному маршруту: по набережной Майна между мостами с названиями Талавера и Альтербрюке. Вначале утки слетались ко мне после моих громких хлопков в ладоши, но со временем начали лететь ко мне сами, увидев еще издалека. Отламывая малюсенькие комочки хлеба, чтобы им было легче его проглотить, я бросаю некоторым из них хлеб в воду, но большинство берет уже пищу прямо из рук. За это время я так к ним привык,что дал некоторым имена и клички: Яшка, Райка, Вера, Крылышко, Балерина… Самый увечный из них — селезень Крылышко, у которого оно осталось только одно. Он всегда ждет меня вдали от других, потому что они быстро перехватывают тот хлеб, который я бросаю именно ему.

Что до Балерины, то это не утка, а одноногая чайка, у которой стоящие рядом на берегу соседки тоже лихо перехватывают всё, предназначенное ей, поэтому она, умница, научилась кружить надо мной, ловко подхватывая на лету, высоко бросаемые ей кусочки.

В результате сознание того, что все они тебя сейчас ждут, служит для меня таким хорошим стимулом, что я ежедневно прогуливаюсь в одно и то же время. Но это, к сожалению, только первая часть проблемы.

Вторая часть заключается в том, что именно этот очень популярный для прогулок жителей участок набережной постоянно патрулируют полицейские, которые почему-то подкармливать птиц категорически запрещают. Узнав про это, я начал предварительно тщательно осматривать окрестности, но несмотря на все мои предосторожности, полицейские за семь лет оштрафовывали меня уже пять раз на суммы по пятнадцать евро. Квитанции об оплате штрафа такие: 276978 от 11.06.07, 294123 от 3.07.08, 294588 от 29.10.08, 295542 от 5.02.09, 296678 от 20.04.09. Хоть я постоянно пытался обьяснить полицейским, что подкармливаю не всех птиц подряд,а только самых увечных, даже показывал их, хромающих и бескрылых, но все обьяснения с ними каждый раз оказывались бесполезными.

Недавно же я получил грозное письмо из городского муниципалитета АВD/О-2179/07 от 26 октября за подписью фрау Герхард, в котором мне категорически запрещалось дальнейшее кормление уток.

В своем ответном письме я, обьясняя ситуацию,просил, в виде исключения, дать мне возможность продолжать подкармливать хотя бы трех уток, самых увечных, но ответа на это не последовало.  Тогда я решил всё-таки подчиниться, понимая, что спорить с полицией дело гиблое. Но, чтобы перед этим, как говорится, отвести душу, я решил совершить к своим дружочкам прощальный визит, чтобы, щедро накормив их в последний раз, распроститься с ними по-человечески.

Так я и сделал, но когда с чувством выполненного долга я почти что поднялся с набережной на мост Талавера, вдруг в очередной раз столкнулся с идущим навстречу полицейским патрулем, который, видимо, наблюдал за мной с этого моста.Две сердитые женщины-полицейские сказали мне только два слова: «Соколовский! Ждите!»

Я начал ждать и вскоре пришло мне из городского муниципалитета грозное письмо,  облагающее меня гораздо более солидным штрафом в 73 евро 50 центов. При этом я был предупрежден,что при повторении таких ужасных нарушений сумма штрафа на меня, получающего месячную социальную помощь в 353 евро, может быть в дальнейшем увеличена до двух с половиной тысяч евро. Коротко говоря, я был вынужден ни за что, ни про что заплатить в виде штрафов около полутора сотен евро. И это, как я понимаю, пока…

Дорогая редакция! Согласитесь в парадоксальности такой ситуации: во всем мире заботливое отношение к животным и птицам вячески поощряется, у нас же за это же дело строго наказывают. Как же это понимать?!

Надеюсь,что вы проконсультируетесь по этому вопросу с полицией и с обществом защиты животных и птиц.

Аркадий Соколовский, Вюрцбург

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора письма.

Другие письма читателей: