. Настоящая судьба нарисованной Адели

Почти семьдесят лет спустя знаменитая картина вернулась владельцам

Впрочем, после возвращения она пробыла у них недолго. Они решили продать картину и выставили ее на аукцион. Одно из самых известных художественных произведений в мире — «Портрет Адели Блох-Бауэр» работы австрийца Густава Климта — приобрел американский мультимиллионер Ronald S. Lauder, производитель всемирно известной косметики. Аукционный лот был продан за 135 миллионов долларов, что на 20 миллионов долларов больше, чем другое знаменитое полотно работы Пикассо «Мальчик с трубкой». Тем самым «Портрет Адели» на сегодняшний день является самым дорогим живописным произведением всех времен и народов.

На самом исходе XIX века некий Фердинад Блох, сын пражского владельца сахарного завода, познакомился с очаровательной 18-летней Аделью из богатой еврейской семьи, дочерью Морица Бауэра, генерального директора Венского объединения банков и Президента «Восточного экспресса». Их судьбы счастливо соединились. Так же счастливо объединились и судьбы родной ее сестры Марии Терезы и родного брата Фердинанда — Густава Блоха. Когда скончался брат Адели, единственный продолжатель семейной фамилии Бауэр, не оставив наследников,, обе сестры приняли решение носить фамилию Блох-Бауэр.
В салоне Адели, известном в художественном обществе Вены, встречались знаменитые политики, экономисты, писатели, артисты. Адель «не заканчивала университетов»: женщины тогда еще не получили право там учиться, но дома она с чрезвычайным упорством грызла гранит немецкой, французской и английской литературы и культуры, получив статус одной из самых утонченных дам высшего венского света.
Ее супруг, с детства постигавший науку сахарного производства, унаследовал от своего отца не только его капиталы, которые он значительно приумножил, но и склонность к меценатству, финансово поддерживая художников и литераторов, не вписывавшихся «в колею». Так в их дом попал гонимый Густав Климт. Венское общество иронизировало над его творчеством. Один профессор, комментируя свою борьбу с этим, как он говорил, так называемым искусством, произнес: «Я борюсь не с картинами, изображающими обнаженные модели, я воюю не со «свободными» фантазиями. Я — противник безобразного». Если бы он только мог знать о судьбе «Портрета Адели», о котором выразился весьма уничижительно «mehr Blech als Bloch» (игра слов: больше кровельного железа, чем самой Блох). Венский суд даже пытался судить художника за безнравственность, а некоторые его картины были просто изъяты. Одним словом, с сегодняшней колокольни — лучший пиар для художника. А тогда — сомнения, страхи, и тем не менее упорная попытка идти дальше своим путем.
Первая самая известная картина, на которой изображена Адель и которую написал Климт по заказу Фердинанда, была знаменитая «Юдифь» (1901). Она вошло в историю мирового искусства, так же, как и знаменитые «Мона Лиза», «Сикстинская мадонна» или «Венера Милосская». На нем — женщина, только что убившая мужчину. Таков сюжет. Библейский. История живописи насчитывает тысячи изображений героини, вошедшей в историю как спасительница своего народа. Но картина Климта, превратившего Адель Блох в демоническую femme fatale, вызвала настоящий скандал. Однако Фердинад Блох щедро оплатил работу художника, так что, работая над полотном, он не должен был думать, чем завтра пополнит свой кошелек. Он создал картину, растиражированную сегодня миллионы раз.. Климт написал с Адели Юдифь и создал свой стиль: Адель сделала его Климтом. С момента создания «Юдифи», говоря о художнике, уже никому не надо было уточнять, что он написал те или иные картины. Достаточно было сказать просто — «Климт». Симбиоз родился. Художник нашел свою модель.
Следующим известным полотном и станет «Портрет Адели Блох-Бауэр» (1907). Он написан в уже вполне сложившейся климтовской манере: на золотом фоне — женщина, лишь лицо которой можно ухватить, описать, выделить. Все остальное — прекрасная ориентальная фантазия, безумная смесь золота и цвета. Фантазия, от которой невозможно оторвать глаз — то самое «кровельное железо».
В семейном доме Блох-Бауэр на Elisabethstr. 18 в центре Вены находилось еще много работ Климта: пейзажи, портреты, в том числе ближайшей подруги Адели — Амалии Цукеркандль. Однако по силе выражения этот портрет на порядок ниже изображений Адели.

Адель умерла в возрасте 42 лет (1923) от «невинной» болезни гриппа. В завещании она просила: «Два моих портрета и четыре пейзажа работы Густава Климта прошу после смерти моего супруга передать Австрийской национальной галерее в Вене». Именно этот пункт завещания стал предметом почти векового спора между наследниками и государством Австрия.
В 1938 году страна была присоединена к Третьему Рейху, в Австрию пришел национал-социализм. Семью Блох-Бауэр постигла участь миллионов евреев. Фердинанд Блох бежал сначала в Прагу, потом в Цюрих, где умер в 1945 году, лишенный средств к существованию. В своем завещании он назвал трех наследников — детей брата Густава, все прежние завещания признав недействительными, в том числе просьбу покойной супруги о передаче полотен в Национальную галерею: «Это точно не было бы желанием Адели — подарить полотна Климта Третьему Рейху, изгнавшему и уничтожившему ее семью». Однако еще до насильственного присоединения Австрии он успел передать несколько полотен различным музеям.
Семья брата Густава смогла спастись, уйдя из дома в чем была. Нацистский режим быстро распорядился оставленным состоянием. Были придуманы неоплаченные долги, и как уплата за них экспроприировано все имущество, включая драгоценные картины. Таким образом, «Адель» попала в Австрийскую Национальную галерею, «согласно пожеланию скончавшейся».
После окончания войны один из родственников Фердинанда Блоха, его племянник Роберт Бентли, попытался вернуть наследие дяди. Он столкнулся с жесточайшим сопротивлением большой и властной машины — австрийским государством. Многие десятилетия длилась эта бюрократическая война. Номинальная стоимость полотен за это время выросла в тысячи раз.
В 2006 году оставшиеся в живых наследники смогли поднять бокал шампанского: они получили некоторые картины обратно. Знаменитый портрет «Адели» был выставлен на аукцион и продан 19 июня 2006 года за неимоверную сумму: 135 миллионов долларов. В отличие от многих других знаменитых картин, «Адель» не исчезнет в закрытой для всех комнате мультимиллионера. Ее можно будет увидеть, но только теперь в Нью-Йорке, а не в Вене. И об этом, конечно, европейцы могут только сожалеть.

Другие материалы из рубрики «Багет» в газете «Германия Плюс»