. Год разногласий между США и Китаем?

В 2009 г. журнал Forbes назвал президента США Барака Обаму и китайского президента Ху Цзиньтао «самыми влиятельными людьми в мире». В 2010 г. мы обнаружим, что ни у того, ни у другого нет достаточно влияния, чтобы сохранить прежний уровень китайско-американских взаимоотношений. Это плохая новость для тех, кто считает, что китайско-американское сотрудничество является обязательным для оживления мировой экономики, решения проблемы изменения климата, сдерживания угрозы распространения ядерного оружия и решения множества других международных проблем. Это также плохая новость для Америки и Китая.Важную роль сыграет число «десять»: 10% уровень безработицы в Америке и потенциальный 10% рост ВВП Китая неизбежно столкнутся, как атмосферные циклоны, вызвав грозу. Американский популизм столкнётся с китайской гордостью. А лихорадочный политический климат, созданный выборами в конгресс США, означает, что самые важные двусторонние взаимоотношения в мире могут серьёзно пострадать в этом году.

Можно сказать, что Америка и Китай сегодня существуют в условиях взаимно гарантированного экономического уничтожения, и оба президента это знают. Китай нужен Соединённым Штатам для финансирования их возрастающего долга, а американцы нужны Китаю, чтобы покупать его товары.

Вообще, кратковременное, мощное потрясение, которое Китай пережил в результате мирового финансового кризиса, подтвердило, что его экономический рост по-прежнему зависит от потребительского спроса в Америке, Европе и Японии, — и будет зависеть ещё некоторое время. Китайские лидеры хотели бы перенести китайскую модель экономического роста в сторону более высокой зависимости от внутреннего потребления, но это — долговременный проект. В обозримом будущем они будут зависеть от местных производителей, создающих рабочие места, которые обеспечивают как цели развития Китая, так и монополию Коммунистической партии на политическую власть в стране.

Страх перед закрытием заводов и невыплатой зарплат подтолкнул китайское правительство в прошлом году к запуску мощной программы экономического стимулирования с целью сохранить рабочие места и возобновить экономический рост. Это сработало. Китай, подверженный «токсичным» банковским активам гораздо меньше, чем Запад, снова участвует в экономической гонке, в то время как Америка всё ещё пытается встать с колен.


 

По данным недавнего социологического опроса Pew Poll, 44% американских респондентов назвали Китай «ведущей экономической силой в мире». Лишь 27% выбрали Америку. Вообще-то, экономическое восстановление США, в конце концов, неизбежно, но рабочие места обычно восстанавливаются дольше. Пока избиратели беспокоятся за свои кошельки, демократы и республиканцы будут соревноваться в защите американских рабочих и служащих. По мере приближения ноябрьских выборов, многие американские законодатели будут требовать, чтобы страна с 10% уровнем безработицы убедила страну с 10% экономическим ростом прекратить менять в свою пользу правила торговли и манипулировать стоимостью своей валюты.

Китайское руководство, со своей стороны, захочет узнать, почему лидеры свободного рынка в Вашингтоне угрожают усилением протекционизма. Ведь по мере ускорения экономического роста Китая, нарушения планов США в результате усиления торгового дисбаланса и приближения выборов, законодатели обеих политических партий США будут угрожать введением репрессивных мер в отношении Китая по различным направлениям.

Администрация Обамы уже сделала выпад против китайского экспорта шин и стальных труб, но в этом году конфронтация выйдет далеко за пределы торговли. Когда Конгресс начнёт обсуждения, например, по поводу борьбы с изменением климата, и некоторые законодатели станут призывать к введению системы ограничения промышленных выбросов с помощью квот, другие захотят узнать, с какой стати Америка должна брать на себя обязательные для исполнения обязательства по ограничению количества выбросов, в то время как китайцы отказываются сделать то же самое.

Китайские лидеры, которые вовсе не намерены становиться козлами отпущения, воспользуются стремительно растущей национальной гордостью для укрепления своего положения и усиления своей роли в переговорах. В последние годы китайское правительство инвестировало значительные средства в государственные компании и в те частные компании, которые являются национальными лидерами: сделано это было главным образом для того, чтобы обеспечить процветание Китая за счёт силы рынков и чтобы руководство могло контролировать как можно больше прибыли. Чтобы помочь данным национальным лидерам увеличить свои доходы, правительство часто ставит их в более выгодное положение по сравнению с иностранными конкурентами. Враждебная американская риторика и действия в сфере торговли дадут китайским лидерам предлог ускорить данную тенденцию.

Администрация Обамы также хочет, чтобы Китай увеличил свою ношу в международном лидерстве. Это предусматривает помощь США со стороны Китая в оказании давления на такие страны, как Иран, Судан и Бирма, которые продолжают пренебрегать волей международного сообщества и с которыми китайские государственные компании установили выгодные коммерческие взаимоотношения, служащие экономическим и политическим интересам китайского правительства. Китайские лидеры, не желающие уступать ни в чём, что могло бы помешать осуществлению их внутригосударственных планов, продолжают этому противиться.

И все же полномасштабная торговая война маловероятна. Оба правительства знают, что ставки слишком высоки для экономики обеих стран, так что и Обама, и Ху Цзиньтао будут по-прежнему много работать над сохранением движения в конструктивном направлении. Но ни тот, ни другой президент не могут гарантировать, что взаимные обвинения и упрёки не обретут своё отдельное бытие.

Например, если в заголовках американских газет появится очередная проблема о безопасности продукции, импортируемой из Китая, разочарование может быстро перерасти в подлинный гнев. Большинство американцев мало волнует валютная политика Китая или его отношение к правам на интеллектуальную собственность. Но если товары китайского производства станут угрожать их здоровью и безопасности, тут же появятся законодатели-оппортунисты, готовые разжечь страсти.

Президентские выборы в США в 2008 году были последними выборами, на которых подавляющее большинство американских избирателей не знали и не обращали внимания на то, как кандидаты относились к Китаю. Чиновники из Пекина, всё более чувствительные к критике со стороны США, будут с одинаковой готовностью обмениваться обвинениями, товарами и услугами или хорошими идеями. Поэтому «самым влиятельным людям в мире» теперь станет гораздо труднее работать вместе для решения важнейших проблем современности.

Авторы:Ян Бреммер и Дэвид Гордон
Ян Бреммер — президент консалтинговой компании Eurasia Group. Дэвид Гордон — руководитель исследований в консалтинговой компании Eurasia Group. Copyright: Project Syndicate, 2010. Перевод с английского — Николай Жданович. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:



Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету: