. Борьба ислама за свободу вероисповедания

АНКАРА. Вселенский патриарх православной церкви Варфоломей недавно сказал на американском телевидении, что чувствует себя в Турции «распятым», что огорчило многих турок. К сожалению, его святейшество прав. Однако он жалуется не на ислам, а на светскую Турецкую республику.

В 1971 г. турецкое государство закрыло Халкийскую духовную семинарию (на острове Халки) — единственное учреждение, готовящее православных священников. Даже титул патриарха «вселенский» высмеивается некоторыми турецкими чиновниками и их националистическими сторонниками. В международных отчётах о свободе вероисповедания ежегодно с озабоченностью упоминается о данном давлении на патриархат, что абсолютно верно. Но почему Турция поступает таким образом? В чём причина данной проблемы?

В давние времена всё было гораздо лучше. Первым турецким правителем, власть которого распространилась на Вселенский патриархат, был Мехмед II — османский султан, захвативший в 1453 г. Константинополь. В соответствии с исламской традицией признания «людей Священного писания» молодой султан даровал патриархату прощение. Он также дал данному учреждению множество привилегий и полномочий — не меньше тех, которые существовали во времена византийских императоров. Позже аналогичные права на самоуправление получили также армяне и евреи.

В XIX веке немусульманское население империи также получило равные с мусульманами права гражданства. Вот почему в составе османской бюрократии и в османском парламенте раньше было много греков, армян и евреев — нечто невиданное в республиканской Турции. Халкийская духовная семинария, которая была открыта в 1844 г., является реликтом той ушедшей эпохи плюрализма.

А уничтожил Османскую империю национализм. Он приносил беду народам империи одному за другим, в том числе, в итоге, и самим туркам. Между турками и остальными народами произошло множество конфликтов, и колоссальный крах великой империи оставил у всех горький привкус. Армяне, перенёсшие в 1915 г. трагедию, более ужасную, чем все остальные народы империи, не смогли ни забыть, ни простить этого.

Однако турки помнят о так называемой «измене» остальных частей империи, в особенности Вселенского патриархата. Последний приветствовал греческие армии, когда те вторглись в западную Анатолию в 1919 г. С тех пор многие турки считают патриархат «пятой колонной».


eteleon mobile and more

Основав в 1923 г. республику, Мустафа Кемаль Ататюрк назвал патриархат «логовом предателей». В качестве альтернативы он продвигал конкурента — Турецкий православный патриархат, ставший бастионом ультранационалистической идеологии. (Некоторые члены данного искусственного «патриархата» в настоящее время проходят в качестве подозреваемых по так называемому делу «Эргенекон» — сети подпольных организаций чиновников и гражданских лиц, обвиняемых в заговоре с целью военного переворота против сегодняшнего турецкого правительства.)

С годами идеи Ататюрка развились в официальную идеологию под названием «Кемализм», которая основывалась на двух главных столпах: самопровозглашённое светское государство, в котором запрещено всё, кроме «светского образа жизни», и неистовый национализм, отрицающий всё, что считается «нетурецким».

Вселенский патриархат, являясь одновременно и религиозным, и «нетурецким» учреждением, не вписывается ни в одну из данных двух категорий. Этим объясняется то, почему в течение всего времени существования республиканского режима, и в особенности во времена преобладания военных, он подвергался официальному давлению, а его собственность неоднократно конфисковалась, как было и со всеми остальными немусульманскими и мусульманскими религиозными учреждениями.

Так что, отчасти, данную проблему объясняет взгляд в историю. Но можно либо застрять в истории, либо извлечь из неё уроки и двигаться дальше. К сожалению, в настоящее время турецкие националисты, как во власти, так и в обществе, предпочитают первый вариант.

Одной из причин репрессий в отношении Вселенского патриархата является национализм, но другой причиной является второй столп кемалистской идеологии — светское государство. Турецкие драконовские законы о «национальном образовании» запрещают любое религиозное образование, если оно не контролируется государством строжайшим образом. Подлинный мотив подобной политики заключается в том, что существующий режим питает отвращение к исламу. А Вселенский патриархат, как заметил один иностранный наблюдатель, несет лишь «сопутствующие потери».

Выразительное проявление этого можно было недавно увидеть во время дискуссии в прямом эфире на канале CNNTurk — турецком аналоге международного канала новостей. Депутат кемалистской Республиканской народной партии (РНП) Мухаррем Онце, выступавший против повторного открытия Халкийской духовной семинарии, вдруг вспылил: «А вы знаете, кто больше всех хочет открыть семинарию в этой стране?», — спросил он громко. — «Исламисты! Они хотят этого, потому что хотят также открыть исламские школы».

Да, именно такой позиции всё чаще придерживаются авторитетные турецкие исламские лидеры, стремящиеся не к джихаду и не к «исламскому государству», а к умеренному сохранению традиции. Они понимают, что свобода вероисповедания должна быть гарантирована для всех. Им есть на что опереться, а именно, на плюрализм Османской империи.

Данный более либеральный подход к не-мусульманам можно наблюдать в сегодняшнем правительстве Партии справедливости и развития (ПСР), находящейся у власти с 2002 г. Хотя оппоненты навесили ей ярлык «исламистской», ПСР проявляет гораздо больше стремления к либерализации Турции, чем её светские конкуренты, большинство из которых — рьяные националисты. Это хорошо подмечено в Ежегодном отчёте Комиссии США по свободе вероисповедания в мире:

«В ноябре 2006 г. турецкий парламент [возглавляемый ПСР] в качестве части реформ, связанных с возможным вступлением в ЕС, принял новый закон о Лозаннских фондах для религиозных меньшинств, облегчивший порядок регистрации фондов и позволивший создавать данные фонды в Турции не-турецким гражданам. Однако, затем президент Ахмет Неджет Сезер [ярый кемалист] наложил вето на данный законопроект. В феврале 2008 г. парламент принял сходный закон о возвращении собственности, конфискованной у немусульманских меньшинств. Президент Гюль подписал данный законопроект. Его поддержал премьер-министр Эрдоган. Но турецкие националисты яростно ему сопротивлялись на том основании, что данный закон предоставлял слишком много прав различным меньшинствам».

Сам Вселенский патриарх недавно признал в интервью, что ПСР проявила добрую волю в данном вопросе. Его святейшество также сказал, что настоящим препятствием, вероятно, является «скрытая власть», как называют влиятельных кемалистских государственных фигур Турции, которые считают себя выше любого победившего на выборах правительства и выше демократических законов.

Автор — Мустафа Акьол — проживающий в Стамбуле политический комментатор и автор книги «Борьба ислама за свободу вероисповедания» (The Islamic Case for Liberty), которая вскоре выйдет в печати.

Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Копирайт: Project Syndicate, 2010. Перевод с английского — Николай Жданович.

Рекомендуем также познакомиться с другими публикациями в рубрике Шепотом в рупор:

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету:

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: