. Любимая Рыбонька! Ловись маленькая и большая!

Мгновения не мог без неё! Мысли, сны ночные, всё о ней, о любимой рыбоньке. В мобиле — картиночка, у сердца, за пазухой — везде её присутствие! Спрашиваете, что и куда он сегодня? Как всегда — туда же! Снаряжает снегоход: ледобур, транзистор, водку, чаёк горячий, пожрать, ещё эхолот, навигатор.

Навалил всё аккуратно, тронулся. Дороги засыпаны, еле зримы, лес закутанный, светлый, машина свежая скользит мягко, трак под задницей снег отбрасывает, уже чёрные камни показались, добрался, значит, до озера, а там и до своей гряды, до вчерашнего удачного свала. Правильно на лёд встал, от ветра. Вот, думает: сейчас отдохнёт, подышит, нервы спустит в прорубь, редчайший покой снизойдёт, а уж если Она улыбнётся — повезёт значит, считай, так, да. Хорошо друзей сколько приехало, помахал мужикам, «тут я!», водку поднял в воздух для доброго приветствия.

Потом место от снега расчистил, лунку освежил, эхолотик пристроил, послушал пучину: «а что там у нас? Куча-мала! Лапушки!» Устроился, укрылся, уютно. Эх, рыбочкам слушать транзисторный мусор ни к чему, нацепил наушники. Для настроя налил стопарь водки, стал музыку крутить. Много в мире говна насочиняли фальшивого, а старинный шедевр про раков, что «вчера по 5 рублей, но очень большие» — это как раз для него! Вспомнил, как однажды тащил метрового язя, еле-еле, Ух ты… ведь!… Сидит Рыбак, любимое дело делает, выпивает, процессом наслаждается — глазу мягко, мозгу тихо, жены нет. Достал солнце из проруби, выпустил, совсем просветлился. Ещё выпил, про раков слушает.

Представилась картина лучше: с товарищем двухметровую щуку несут… Да, точно большая была, тяжёлая, шелковистая, шкурка влажная… Вот и соседи приехали, чуть мимо него не проскочили! «Ну, куда же вы?» Очень хочется Рыбаку диковинным приобретением хвастануть. Те тормознулись, подошли, и к экрану прям прилипли, смотрят (приятно, что смотрят), дно видно, и как его крендель супермармыш дёргается…. Завидно?…

Тут тень мелькнула и … что это? Отпрянули мужики от картинки, в снег сели от восторга, увидели глаз, губы с оранжевыми крапинками! Гигантская рыбина поцелуй им послала из своей мутной глубины и исчезла — не поверила в искренность искусственной пищи. Такой-то красоты они не видели никогда! Выпили, ещё бутылочку открыли, потом выпили у кого что, из транспорта достали, добавили, выпили, поудивлялись технике, разбрелись… не мешать же человеку кайф воскресный ловить.

Сидит Рыбак, наушники надел, музычку слушает, поддёргивает в такт струной. В магнитофоне пошарил, опять «раков» поймал, а там «жабу» уже продавали. Хорошо! Вспомнил, как в прошлом году четыре мужика, помогали ему тащить…. А? что тащить? В мерёжку пачку творога запихал, а она возьми и вляпайся, попалась. Да, русалка была, повезло ему тогда сильно. Крупная, метра три. Улиток с неё счистил — под ними кожа нежная, зелёноватая, в пупке кольцо с жемчужиной, груди неописуемые, лягушачья икра в волосах. Желанное Чудо!

Поэтому и желающих помогать навалило! Ну, впятером понесли. Кому досталось в конце нести, кому в начале. А хвост колючий, никто не хочет за него, вперёд все хотят перебраться, к животу, к сиськам! А на всех этого самого не хватает! Этого у баба-рыбы ограничено. Нехорошо закончилось, пихались они, пихались, чтоб главное нести, так и до ярости дошли. Бросили её, сцепились в кучу малу, совсем озверели! Он из-под них еле отполз, добычу свою что сил на плечо взвалил и дал дёру. Задумался Рыбак о русалке, хорошо стало, мыслями перенёсся в самый-самый момент.., а тут звонком прервали, обругали неприлично. Что делать, жену не выбирают, хоть мобилу в прорубь бросай, только бы её голос не слышать! Мысленно телефон притопил, потом и жену туда же.

Да, так на чём он остановился.., вот, усадил красавицу в снегоход, тулупом прикрыл, хоть на всё тело и не хватило — зато по-джельтменски, завёлся, покатил домой. Эх, думает по дороге, засуну её в ванну, залезу к своей рыбоньке, трахну её по-морскому, по-подводному, шампуня напущу, красивую пену сделаю, ещё трахну, потом шампанского налью прямо в ванну, женщины клюют на это, и опять трахну. Устал тогда смертельно! А через некоторое время у русалки от того купания живот стал расти, беременность показалась, а там и дети вышли! Сразу двое! Взял он их в руки, качает, качает, качает, в правой руке и в левой руке по запелёнутому кульку. Его дети! Кровные! Приоткрывает одеяльце, бу-зю и ути-ути по доброте им сказать, а там маленькие губастые рыбы, уже с зубами, тянутся оба к его лицу и укусили с двух сторон за нос очень больно.

Что дальше было, не помнит.

Очнулся Рыбак, проанализировал, что к чему, заметил, что сидит без тулупа и шапки, а это всё отдельно лежит, а нос, укушенный его детьми, уже и природы не чувствует, то есть онемел от холода! Ох, встряхнул побыстрее мозгами, напялил ледяные манатки, завёл «лыжи», покидал снасти в ящик и бегом! Даже ни с кем не попрощался. Как доехал, не помнит. Дома еле оттаял. В ванне. Да. Баба была. Не под ним. Нет, не рыба. Жена. Нависла над ним, мочалкой била, обещала утопить, если рыбалку не бросит. Ну, а он? А что он. Обещал, да обманул, ну как её бросишь, рыбоньку…

Рис.: Татьяна Скорлупкина

Другие публикации в рубрике «Литература»: