. Немного о «старых» немцах…

На страницах нашей «бумажной» газеты мы уже рассказывали о Старой Пинакотеке, крупнейшем и значительнейшем собрании живописи в Баварии. Сегодня мы будем говорить о «старой» немецкой живописи.

Собственно, если уж и говорить о неких «китах», на которых держится слава Старой Пинакотеки, то, безусловно, одним из них является отдел живописи, созданной в географическом пространстве, политически и экономически разрозненном, но при этом объединенном одним языком общения — немецким.

Художественные произведения — точнее сказать — части алтарей), созданные с 1350 по 1550 гг., объединяются понятием «Старая немецкая живопись». Оно возникло в период романтизма, когда «молодое» поколение художников вдруг открыло для себя прелесть, меланхолию и смысл ушедших веков, а руины рыцарских замков и позднесредневековых крепостей приобрели в их глазах подчас символическое значение. Они были убеждены, что чисто утилитарные, служившие просветительско-пропагандистским целям создания средневековых ремесленников (церковные алтари), являют собой факт настоящего, подлинного искусства.

Алтари (алтарные картины) изображают сцены из Священного Писания: в первую очередь жизнь и страдания Христа, а также святых и мучеников. С их помощью церковь могла донести до прихожан (как правило, неграмотных) основные религиозные идеи, показать, как в христианском мире реализуется концепция Добра и Зла, что ждет человека после смерти.

Алтари были всегда памятниками богатым «спонсорам», на чьи деньги они создавались. Таким образом, последние получали и отпущение своих грехов. Даже при беглом взгляде зритель заметит стоящие на коленях маленькие фигурки на первом плане, которые в сравнении с изображенными мучениками кажутся маленькими и ничтожными — такова их роль в этом мире, несмотря на все их благосостояние.

Создание алтарей было всегда занятием коллективным. Существовали специалисты по фонам, цветам, лицам, одежде и т.д. Рельефная, скульптурная части поручались резчикам, которые опять же не были скульпторами в современном смысле слова. Ни один из алтарей, выставленных в Старой Пинакотеке, не сохранился полностью.

Алтарная живопись сродни современным диалектам. Подобно тому, как отличается баварский язык от швабского, различались и ранние немецкие школы. Так, скажем, Кельн, географически более близкий Нидерландам, во многом несет черты северного «диалекта», проявляющиеся в праздничности, стремлении к пышности и богатству. Алтари этого региона наполнены торжественной репрезентативностью. Живопись Баварии и Южного Тироля демонстрирует, напротив, знакомство с итальянским искусством, а значит, и первые попытки использования линейной перспективы (скульптор Иоахим Пахер попробовал изобразить многомерный рельеф в живописи). Те, кто хочет почувствовать радость жизни, выраженную в тонком сочетании красок, должен задержаться в зале, где выставлены алтари швабского региона. Искусство франков — это математика в живописи: ее отличают точность, стремление к реалистичности деталей и достоверности обстановки.

Время до рождения и становления Альбрехта Дюрера так и называется «Эпоха до Дюрера». Это время безымянно. Подобно тому, как иконописец не создавал сам икон, а был лишь посредником между Богом и его «материальным» изображением, так и западное средневековье не придавало большого значения проблеме авторства. Искусствоведам XX в. ничего не оставалось делать, как на основании стилистического (в последние десятилетия и технологического) анализа выявлять общие черты тех или иных произведений и присваивать им имена. Так появились «Мастер алтаря св. Варфоломея», «Мастер жизни Марии» и т.д. Лишь в редких, почти исключительных случаях, известны имена создателей алтарей. Только случайно сохранено для потомков, например, имя Штефана Лохнера, одного из представителей Кельнской школы.

В XV в. нам уже известны имена Альбрехта Дюрера (наверно, самый значительный представитель немецкого изобразительного искусства), Лукаса Кранаха, Альбрехта Альтдорфера, Бальдунга Грина, Матиаса Грюневальда, Ганса Гольбейна и т.д.

Когда Альбрехт Дюрер пытался сформулировать задачу живописи, то это удалось ему сделать относительно легко: «Благодаря живописи могут быть показаны страдания Христа, а также она сохраняет облик человека умершего». Тем самым были сформулированы два основных направления средневековой живописи: алтари и портреты.

Живопись алтарей возникла намного раньше портретной. Лишь в позднем средневековье, когда человек стал ощущать самозначительность, утратив чувство игрушки в руках Бога, у него появился интерес к своей персоне, стремление изучить и запечатлеть себя. Желание для современного человека настолько естественное, что противоестественным кажется его не иметь.

На исходе XV в., когда эпоха поздней готики подходила к концу, взоры художников немецкого региона устремились к Италии, родине Возрождения. Нидерланды, царившие в искусстве этого века, стали забываться. Роль художественной Мекки перенимает южная страна, где все больше и больше крепнет дух Нового времени. Портрет — во многом открытие итальянское, хотя и немецкое искусство дает некоторые немногочисленные образцы этого жанра живописи. Старая Пинакотека является счастливой обладательницей автопортрета Альбрехта Дюрера, почти архетипа рубежа XV-XVI вв.

Подобно открытию личности, произошло и открытие природы не как фона, а как самодостаточного персонажа живописи. Собственно, и само понятие масляной живописи формируется на протяжении XV в., когда от темперных красок происходит постепенный переход к масляным, более ярким, насыщенным, долговечным. В замечательной книге Анатолия Ахутина на эту тему процесс «открытия» природы сравнивается с многочисленнными яркими открытиями в естествознании. В немецком регионе художники т.н. «дунайской» школы запечатлели настоящий «портрет» природы во всех многочисленных проявлениях.

Эпоха поздней готики плавно перешла в Ренессанс. Как всегда, временнные границы установить практически невозможно. Об искусстве этого времени, собранном в коллекции Старой Пинакотеки, мы еще с вами поговорим.

На фото: алтарная створка работы Ганса Гольбейна  Старшего, автопортрет Альбрехта Дюрера, пейзаж Альтдорфера.

Информация о музее:

Адрес: Barerstr. 27, 80799 München

Проезд: U2 — до ост. Königsplatz, Theresienstr.

Проблемы с парковкой.

Первая публикация: газета «Германия плюс» , июнь 1999

Другие материалы из цикла «Города и земли» читайте здесь:

Другие публикации в рубрике «Пожелтевшие страницы»: