. Путешествие из Мюнхена в Янгон (часть 9). В парке Дузит. Короли, военные и народ

Путешествие из Мюнхена в Янгон (часть 9). В парке Дузит. Короли, военные и народ

Дворец со всеми его музейными филиалами закрывался. И музей белых слонов мы так и не успели посмотреть. На противоположной стороне улицы перед роскошным неоклассическим дворцом была часть парка, отданная королю народу и зверям (т.е. зоопарку).

Отдых был уже необходим. Мы сели на скамейку, взяв в руки очень недурное таиландское изобретение — свежевыжатый сок-коктейль из набора фруктов по вашему усмотрению. История глядела на нас вечерними окнами дворца, превращенного в золотую шкатулку, и требовала хоть какого-то осмысления… Чулалонкорн Великий взошел на трон после смерти своего отца-астронома в 1868 году под именем, соответственно, Рамы V. Подобно своим предкам, свадьба с припевом «эх, раз, еще раз…» была тоже веселой нормой его жизни. У него было 153 официальных жены, томившихся в трехтысячном женском море Внутреннего дворца. Осчастливить он смог, правда, только 35 из них, родивших ему 76 детей.
Девизом предков Чулалонкорна было «держать и не пущать» западное влияние, хотя и вести переговоры, вежливо объясняться на хорошем английском и торговать рисом и лесом. Рама V, воспитанный выписанной из Англии дамой, понял, что пора уже «пущать» и по-серьезному приноравливаться к западному миру. Например, надо было, наконец… отменить рабство, что он с «вдумчивой постепенностью» и осуществил. Далее настал черед «реформам Петра I»: одеть европейское платье, «сбрить бороды» боярам (т.е. в таиландских условиях не брить волосы придворным после смерти короля и разрешить вообще носить прически по своему усмотрению), почистить зубы, перестать бухаться на колени перед королем, за столом есть вилкой и ножом, а не руками. Потом надо было, наконец, подумать и о коллегиальности правления. Не только «все» на Западе так делают, но и жизнь началась уж больно сложная, одному за всем не усмотришь. Но это пока не пошло дальше королевского совета, состоявшего из бесчисленных братьев короля, — демократия наступила первоначально внутри отдельно взятой семьи.
Правда, на последнем было уже не удержаться. И король совершил еще один шажок — он официально заверил свое военное руководство, что разрешает военным свободно обращаться к нему с их письменно изложенными мнениями! Это было судьбоносное решение, последствия которого не утихают до сих пор. Военные вспомнили, что у них может быть мнение! Последний раз мнение в военной среде высказано было за сто лет до Рамы V, когда генерал Чакри, уходив насмерть сандаловой палкой своего непосредственного и заслуженного начальника, стал королем Рамой I.

Все в мире начинается одновременно. Время Рамы V,  — то, когда открылась Западу и вторая уцелевшая держава Юго-Восточной Азии, Япония. Последняя двинулась вперед очень быстрыми шагами, копируя передовые технологии. Движение Таиланда было не столь успешно и быстро, но в том же направлении. Со времен Рамы V в страну приехали специалисты из Англии, Дании и Германии, начали строиться железные дороги, порты, пароходы и многое другое.
Чулалонкорн, заботливый отец-герой, дает западное образование и своим детям. Он уже не приглашает к ним западных нянек, но посылает учиться в школы и университеты в Англию, Германию и Россию. Пишет всем заботливые письма…
Король Таиланда (впрочем, тогда Сиама), как я говорил, никогда не покидал страны. Рама V отправляется путешествовать: сначала по окружающим странам с ангийской колониальной администрацией, а потом в 1897 и 1907 годах совершает два обширных европейских турне, посетив все столицы от Петербурга до Лондона, проведав своих детей-студентов, познакомившись с коллегами монархами и их сотрудниками премьерминистрами. Можно, видимо, сказать, что после этих поездок угроза колониализации отошла от Сиама окончательно — невозможно же вдруг взять и лишить власти этого обходительного и хорошо говорящего на английском джентельмена в цилиндре (визиты эти сохранились на кадрах старинной фотопленки).
Охота к перемене мест преследовала Чулалонкорна и между его дальними странствиями во время пребывания на родине. Тогда он отправлялся инкогнито по своему королевству, наблюдать за претворением в жизнь реформ управления — «приехавший из Бангкока чиновник срочно требует Вас к себе» — докладывали неожиданно губернатору…
С музами (или небесными апсарами) он дружил, кажется, не столь самозабвенно, как его многие предки. Старый дворец Рамы I он тоже достраивал, соединяя уже европейский стиль с сиамским, но после первого европейского турне старый дворец показался ему тесным и душным и он заложил новый (перед которым мы как раз сидели), как это он видел в Европе, с большим ландшафтным парком при нем….
Умер король в 1910 году, оплаканный своими женами и подданными. Последние оценили снятие рабских оков, европейские штаны, введение зубной щетки, вилки и паровоза. И посреди задумавшихся военных, которые почти уже дозрели до своего мнения

Сын-наследник Чулалонкорна учился уже в Оксфорде. Музы  (или апсары) истории, поэзии и музыки снова нашли представителя семейства Чакри и пустились с ним в хоровод. Разносторонность его была выдающейся — в Оксфорде он написал книгу о войне за польское наследие 1732-1738 гг. Музыка и драмы уже в студенческое время начали выходить из-под его пера. Сам принц не стеснялся и проявлять свои таланты непосредственно на сцене. Военный задор предков тоже пробудился в нем. Свою должность начальника королевской гвардии, которую получил от отца по возвращении, он исполнял ревностно. И любил поскорее внедрять самые современные виды оружия. В его комнате во дворце Виманме мы только что видели пулемет «максим». А уже в 1913 году он восхищался, что таиландские военные летчики летают не хуже европейских.
От него остались  многотомные дневники, опубликованные только частично, в которых расписана его жизнь и занятия шаг за шагом. Именно он, кстати, ввел для себя самого, для предков и потомков нумерацию с именем Рама. Сами тайцы называют своих королей совсем другими именами, от сложности которых кружится голова… Кроме того, короля еще и нельзя называть его истинным именем, — давнее суеверие. Так что специально для европейцев, с позволения Рамы VI, они все Рамы!

Из копилки европейского гения черпал он жадно и неразборчиво. Выудил он оттуда и совершенно незнакомую буддизму и индуизму идею, что во всем виноваты, естественно, евреи. С питьевой водой в Бангкоке было очень трудно в его времена*, но вот евреев было совсем-совсем мало и темное население о них ничего не знало. Зато было много китайцев, которые по комерческой талантливости не уступали еврейскому народу, а по потребности в питьевой воде его явно превосходили. Принц, увы, стал националистом антикитайского толка, написав о них как-то даже под псевдонимом статью «Евреи Дальнего Востока». Увы, увы… по материнской линии, как я говорил раньше, Чакри ведь происходил от китаянки… К счастью, «антикитайский антисемитизм» был все-таки «случайной чертой» в портрете династии, которая с китайским населением в своей стране уживалась всегда прекрасно.

В 1910-м Рама VI взошел на престол. Выпускник Оксфорда основал университет в Бангкоке. А в стране ввел, наконец, всеобщее четырехлетнее школьное образование. «Нам нужны национальные специалисты!» — это был его лозунг. Сам король при этом развернул активную пропагандистскую компанию на сцене — ставя свои собственные пьесы с откровенно политическим звучанием.

Все в мире имеет свою параллель. Первая Мировая привела к росту национализма. (Рама VI поучаствовал, кстати, в войне, послав на фронт 2000 тайцев, на стороне Антанты, конечно). «Национальность, король, буддизм» — это был девиз его правления.

Ему ставили в укор разнеженность богемы и развращенный образ жизни. Совершенно не понимаю, что имелось ввиду под последним? Рама VI ввел закон о равноправии мужчин и женщин. И сам имел только одну законную жену. (Может, того, оступался? А вот не оступайся, а живи в честном браке со 153-мя!) С детьми вышло совсем трагически. Единственная его дочь родилась, когда отцу было 45, за… два часа до смерти Рамы VI в 1925-м.

Перед смертью он успел помиловать схваченных участников военного заговора. Военные выработали, наконец, мнение — абсолютная монархия должна быть ограничена конституцией.

На трон сел тогда другой сын Чулалонкорна Великого Рама VII. Снова торжество муз и апсар! Композитор и творец мелодий, ставших классическими. Создатель общедоступных библиотек, театров и кинотеатров (того самого, где мы смотрели вчера маски Хон). Комиссия по охране памятников появилась…

Ему досталась на долю эпоха финансового кризиса.  Сосредоточенный и совестливый человек извинялся и сокращал чиновничьи места и государственные расходы. Свой собственный бюджет сократил с 8 до 5 миллионов и обложил себя налогами — как все, так и я!

В 1932 году военные все-таки опять пришли к королю и потребовали конституции или отречения. Король ответил, что сам давно об этом думал и согласен на конституцию, на выборы и передачу реальной власти представителям народа.

После этого военные задумались о том, чем отличается конституция от военного устава (и думают, вообщем-то, по сей день). Власть король свою ограничил и отдал, но до народа она не дошла. Рама VII именно этим мотивировал то, что в 1934 году он все-таки решил отречся от престола. И уехал лечиться в конституционную Англию (где доживает до 1941).

Монархия на этом и не думала заканчиваться. Просто Рама VII решил, что ему не вынести сложности нового социального порядка, и он ляжет уже на плечи другого поколения.

Плечи эти были еще очень хрупкими. Собственными детьми Рама VII обзавестись как-то не смог (кажется, термоядерный заряд производительной энергии в роду Чакри закончился все-таки на Чулалонкорне Великом). Брат  Рамы VII, который должен был быть королем,  давно уже умер, и теперь выбран был его сын, племянник отрекшегося короля. Рамой VIII-ым он был провозглашен в 10 лет.

Мать вместе с весьма хрупким по здоровью мальчиком и его младшим братом уезжает пожить в Швейцарию. Там и провели свое отрочество два последних короля тайцев.

Мать поступила мудро и вывезла детей из смутного времени в один из самых надежных уголков мира. Военные и крупные штатские чины пока делили власть, и запретили даже занятие всех крупных должностей выходцам из королевской семьи, из «инкубатора знати». Потом военный режим вступил в союз с Японией и чуть было не объявил войну Соединенным Штатам. Вокруг молодого короля в изгнании была, к счастью, прозападная оппозиция, победившая окончательно в 1945-м.

Император Японии в этом году отрекся от престола. А в Таиланде правительство поняло, что фигура короля должна быть возвращена и укреплена, иначе в обстановке вражды десятков групп в новой политической элите, страна просто теряет символ своего единства…

В 1946 году двадцатилетний король и его младший брат возвращаются из Швейцарии на родину. Правда, оба еще не закончили университеты, и собираются снова на несколько лет покинуть страну.

Народ, естественно, ликует, как и отведенно ему по сценарию. Остается несколько дней до отъезда Рамы VIII, но утром его находят мертвым в его комнате с простреленной головой. Народ безмолствует… Народу объяснили, что молодой король играл с ножиком и случайно… простите, это было с другим юным монархом, — играл с пистолетом и случайно нажал на курок. Может быть. Во дворце действительно много старого и нового оружия. А, может, и военные опять изменили мнение. Брат молодого короля Бхумипол стал сразу же Рамой IX. Он уезжает продолжать учебу в Швейцарию. Там, на горной дороге, на его автомобиль наезжает грузовик….

Бхумипол выжил, но потерял глаз. Милая девушка, его ровесница, дочка таиландского дипломата  Сирикит ухаживала за ним в швейцарской больнице. Девушка эта была его далекой-далекой сводной сестричкой, правнучкой 42-го сына короля — танцора  Рамы II.

В Таиланд он привез в 1950-м году Сирикит как свою избранницу-королеву. Рама нашел свою Ситу, единственную и неповторимую. В 50-х годах у них родилось четверо детей…

Сейчас 2009 год. Т.е. с 1946 сидит он уже на престоле 63-й год, дольше, чем кто-либо из нынешних монархов. А из монархов прошлого ему по длительности правления осталось потягаться только с Францем Иосифом и Людовиком XIV. Сейчас, когда пишутся эти строки, в Таиланде пронесся слух о болезни короля, и сразу… упали банковские котировки. Потом королю стало лучше — и акции снова поднялись в цене. Король считается источником стабильности в стране…

Осознать нам это очень трудно. Король уже не принимает политических решений, не правит и не решает. Правят сменяющиеся правительства, которые то начинают опираться на голоса избирателей, то на военную технику. Военные высказывали за это время свое мнение 18 раз. В 1992 году военные высказались очень уж круто и полоснули по собравшемуся народу, который перестал безмолвствовать, из пулеметов и погнались потом за бегущими, чтобы еще разок поддать.  Король открыл тогда ворота — вот эти самые ворота неоклассического дворца, что перед нами, для бегущих демонстрантов. Военные преследовать их на территории дворца не решились — это уже оскорбление Величества.

Не знаю, трудно продраться сквозь дебри чужой идеологии и политического мифа. Но чисто по физиономическим признакам король Бхумипол Адульядей, Рама IX мне очень симпатичен. Скромный, тихий и удивительно не фотогеничный. Лопоухий такой. Очень, кажется, естественный. Что самое удивительное — никогда не улыбается! Это-то на Востоке, где все просто лучатся от улыбок!

Вообще-то, когда человек работает или занят любимым и интересным делом, он не улыбается, он поглощен. Улыбка — это знак свободы от дел и занятий. Широкая и лучезарная улыбка — полная свобода ото всего. Конечно, отсутствие улыбки — далеко не всегда указывает на занятие захватывающим и интересным делом, это еще и тяжесть забот, придавленность ими, порабощенность жизненными хлопотами. Мы привыкли как раз оценивать физиономию человека в этих последних координатах: нет улыбки — значит мрачные думы внутри гнездятся, гложет червь, жизнь замучила человека, вообще он закомплексован и не может себя раскрыть; есть улыбка — все в порядке, человеку хорошо и легко на душе, человек свободен! О, как мы перекормлены этими улыбками! Кинозвезды озаряют нас улыбками во весь экран. Политические деятели дарят свободу пригоршнями вместе с широчайшими улыбками. Не фальшивы ли, однако, сами эти координаты? Постоянно прилепленная улыбка — это улыбка бездельника.

Бхумипол — всегда в движении и деле. Ездит по стране, занимается рисом, урожаем, орошением, больницами….

Пропаганда и школьные учебники Таиланда только и пишут: король думает о стране, король посетил деревню и провел воду, король изобрел средство для сгущения облаков в засуху, король помогает пострадавшим от цунами и собирает деньги им в помощь, король создает школу, королева создает лагеря для беженцев из Кампучии…. Пропаганда, конечно. Но ведь пропаганда пропаганде рознь. Вот премьер П. летает на истребителе или вдруг расшумится под объективом телекамеры, стукнет кулаком по столу — «выплатите немедленно деньги рабочим!», а то и загнет «мочите всех террористов, а то будет… как всегда» — мы понимаем, что это не на самом деле. К «самому делу» это вообще не имеет никакого отношения — это премьеру нужно получить поддержку на выборах, а то какой-нибудь мэр Л поднимит голову. И чтобы народ очень не возмущался, что цены поднимаются, пенсии по размерам как карманные деньги третьекласснику, дорог нет вообще, хотя при этом куда-то пролетают и скрываются вдали бюджетные миллиарды, — зато премьер у нас «во, мужик!», на истребителе летает и по столу бьет. Это я имею ввиду, конечно, премьерминистра Таиланда. Вот ему нужно зарабатывать репутацию, бороться с конкурентами по выборам, отстаивать правоту своей политической программы и справедливость налогов. Но поездки Бхумипола не влияют ни на выборы, ни на налоги, не доказывают то, что рычаги власти должны быть именно в этих надежных и привычных к штурвалу истребителя руках. Рычагов власти у него никаких нет.

От камеры он часто отворачивается. Обычная его фотография вполоборота. Похоже, он, получивший техническое образование, просто считает своим долгом ездить, делиться опытом, придумывать проекты, создавать фонды для студентов и потерпевших от наводнения. Ездит на Тойоте среднего класса, сам за рулем. Вообще скандал! Коллеги-короли, министры и президенты просто покрутят пальцем у виска. Президенту уже не понять, что приехать в деревню, утопающую в грязи и нищете, на блистающем мерседесе и учить крестьян проводить каналы как-то не вполне удобно. А король столько наездился по дорогам родной страны на Тойоте, что вообще привык к ней. Вот уже торжественное празднование 60-летия коронации, речь на трибуне в золотом орнате, а потом спускается с трибуны… сел за руль Тойоты и поехал.

Сам отворачивается от камеры, но постоянно с фотокамерой в руках. Ему страшно интересны эти люди в деревнях, лица, события. Устраивает выставки своих фотографий.

А в свободное время сразу за саксофон. Над ним, как и над многими его предками, улыбка легкого и творческого бога Вишну. Сочиняет музыку, собирает коллег-музыкантов и играет на людях, композиции его исполняют многие знаменитые коллективы, сам написал гимн страны. Но и, выступая на сцене, никогда не улыбается.

По молодости он очень любил еще и парусный спорт. Один раз даже выиграл регату Юго-Восточной Азии.

—        Как это все согласуется, интересно, с горой золотых тронов и безделушек во дворце?

—        Не знаю. Много есть в мире таинственного и непонятного. Ты же видела, королю поклоняются как богу. А он совсем не хочет быть богом. И отдает эти поклонения дальше, непосредственно богу. Богу Вишну, Будде… Может быть, поэтому…

—        Ну, это уж как то сложно. Может, просто две стороны души у человека. Или королева Сирикит ждет хоть дома реванша за проклятую Тойоту?…

Путешествия в Ориент:


* Кроме шуток, Рама VI проложил 30-километровый канал с питьевой водой к Бангкоку