. Майкл Спенс. Почему так важно экономическое оздоровление Америки

МИЛАН. Сегодня трудно быть оптимистично настроенным по поводу Америки. С помощью решающей поддержки правительства во время кризиса американский финансовый сектор (или, по крайней мере, его часть) пришел в норму, однако реальная экономика борется с высокой безработицей, обескураживающими сокращениями рабочих и служащих, убыточными финансовыми отчетами.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что американская общественность и Конгресс США обозлились. Основной причиной этого недовольства являются крупные и неразумные дополнительные премии в финансовом секторе. В результате чего регулятивные реформы до сих пор состояли из 1) угрозы для автономии Федеральной резервной системы и 2) налогов на дополнительные выплаты.

Первая идея — идея плохая. Вторая может быть обязательна в отношении политики и минимально успешна в финансовом плане. Ее влияние на принятие рисков достаточно сомнительно. Но столь необходимые структурные реформы, направленные на ограничение системы рычагов государственного регулирования и включение рисков, которые финансовая система периодически навязывает реальному сектору экономики ‑ и казне, ‑ с запозданием стартовали согласно списку текущих дел. Трудно оценить шансы того, что их узаконят.

По справедливости говоря, неплохой идеей является новое правило, предложенное бывшим председателем ФРС США Полом Волкером, разделить финансовое посредничество и собственно торговые операции. В сочетании с повышенными требованиями к достаточности капитала, это сократило бы шансы на еще один одновременный крах всех кредитных каналов. Но этого недостаточно. Хеджевые фонды могут также дестабилизировать систему, как продемонстрировал крах Long Term Capital Management в1998 году. Поэтому им тоже необходимы ясные, хотя и другие, ограничения системы рычагов государственного регулирования.

Реформа здравоохранения разделила как американское общество, так и американских политиков. Какими бы ни были преимущества и недостатки различных предложений, это разделение ослабило двухпартийные аспекты политического процесса и подчеркнуло его нулевую значимость. Это, в свою очередь, поставило под угрозу другие реформы.

Можно ожидать, что после опасного кризиса, укоренившегося в растущих структурных дисбалансах и неустойчивых моделях роста со стороны потребления, будут проводиться серьезные постоянные дебаты о том, что надо сделать, чтобы восстановить долгосрочное развитие и эффективное создание рабочих мест в контексте быстро развивающейся глобальной экономики.

Не то, чтобы экономика США потеряла свой динамизм. Далеко не так. Но в долгосрочном плане поддержка этого потребует долгосрочной государственной стратегии и инвестиций в промышленное и товарное производство, чтобы поддержать высокую способность частного сектора претворять в жизнь инновации.

Существуют те, кто не согласен и полагает, что динамизм экономики почти полностью зависит от частного сектора, в то время как задача правительства, в основном, не стоять на его пути. Однако другие допускают, что правительство могло бы в принципе сделать что-то полезное, но считают, что оно обычно этого не делает и что польза от этого не перевесит возможного возникновения рисков.

Политическая повестка дня, которая перегружена, чрезмерно сфокусирована на внутренних делах и частично парализована, будет означать отсутствие внимания к мировым вопросам, которые требуют взаимодействия и компромисса, включая международную важность финансовых реформ. При отсутствии взаимодействия существует также риск того, что денежная политика, созданная для того, чтобы обеспечивать развитие (или хотя бы не мешать ему), опять приведет к нарушениям в работе финансового сектора и дисбалансам. Восстановление равновесия и увеличение мирового спроса в среднесрочной перспективе обсуждается в рамках «большой двадцатки», но процесс пока не сдвинулся с места.

С точки зрения как политики, так и инвестиций, маленький и средний сроки также представляют риск. Многие страны, включая развитые, займут оборонительную позицию, некоторые моменты которой, такие как лучшее использование внутреннего рынка для обеспечения роста, будут оказывать широкое положительное воздействие, даже если перспективы роста уменьшатся в целом.

Что более важно, так это то, что кризис выдвинул на первый план риски, связанные с высокой зависимостью от иностранного капитала. Это, в совокупности с медленными реформами в финансовом секторе, возможно, приведет к тому, что будет преобладать такое явление, как уход от риска, которое могло бы замедлить, если вообще не повернуть вспять, финансовую глобализацию и, возможно, приведет к замедлению экономического роста во многих странах.

Возобновление дохийского раунда торговых переговоров, у которых была бы более осуществимая повестка дня, сфокусированная на более бедных и более уязвимых странах, стало бы хорошим способом возобновить развитие торговли. Но в окружающей обстановке медленного роста и высокой безработицы отношение в развитых странах к попыткам либерализировать торговлю явно негативное.

Восстановление развития и баланса в экономике США критически важно, не только из-за его влияния на мировое развитие, но и как фундамент для решения широкого спектра международных проблем и сложных задач. Сейчас похоже на то, что строительство этого фундамента заморожено.

За пределами развитых стран существует точка зрения, что мир вернется к предкризисному состоянию со стабильными США, которые функционировали в качестве заемщика, кредитора и потребителя. Эта перспектива игнорирует то, что предкризисный рост и мировая экономика основывались частично на неустойчивой конфигурации.

Маловероятно, что эта модель вернется, и это было бы неразумно. Пройдет много времени, пока будут достигнуты относительно высокие и устойчивые модели развития. И это будет происходить (если это происходит) в мировой экономике с абсолютно другими структурными и регулятивными характеристиками. Ждать, пока развитые страны направятся в нужном направлении, чтобы мы смогли вернуться к старым нормам, не является хорошей стратегией, на это не стоит делать ставки.

Что нужно, так это скоординированный план реорганизации и стратегии. Его трудно сделать, если США, самая крупная, унифицированная в финансовом плане экономика, сконцентрирована на чем-то другом.

Copyright: Project Syndicate, 2010. Перевод — Татьяна Грибова.