. Вюрцбург — столица «охоты на ведьм»

В Вюрцбурге начинается (или заканчивается) «Романтическая дорога»

В регенсбургской Вальхалле, созданном в XIX веке пантеоне выдающихся германцев, стоит бюст Юлиусу Эхтеру (1545-1617), личности весьма примечательной. Он — основатель университета в Вюрцбурге, создатель там огромного госпиталя для бедных и сирот, строитель резиденции.

С его именем связан расцвет города. И мало кто вспоминает сегодня о другой,  теперь уже  «черной» роли этого человека в истории Вюрцбурга и ближайшего к нему региона. При нём развернулась борьба с иноверцами, из города были вынуждены выехать протестанты, не желавшие принимать католицизм (введены сильные ограничения на замещение должностей протестантами, 100 тысяч человек в епархии было обращено в католицизм), было конфисковано имущество вюрцбургских евреев. Именно он начал активную «охоту на ведьм» в Вюрцбурге, и именно благодаря ему город этот получил и другое неофициальное название — «столица борьбы с ведьмами»: при нём начались значительные по масштабу вюрцбургские «ведовские процессы», достигшие апогея при его преемниках.

Церковь и раньше наказывала колдунов (идолопоклонников) за отход от веры наложением духовного наказания (епитимья, временное или пожизненное отлучение, отказ в причастии перед смертью и т. п.). Светская власть карала «демонослужителя»не за грех — отступление от слова Божьего, а за преступление, совершенное по наущению дьявола. На исходе средневековья количество колдовских историй, доходивших до суда, сильно возросло. Нередко светские суды выносили смертные приговоры колдунам просто по обвинению соседей. Поворотным пунктом в истории «охоты на ведьм» явилась так называемая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — «Summis desiderantes» (1484). С этого момента все внимание специальных «комитетов по колдовству» было сосредоточено не на  соблюдении чистоты христианской веры и правильности отдельных догматов, а на беспощадном искоренении ведьм и колдовства. Количество жертв буллы Иннокентия VIII исчислялось тысячами человек. За 150 лет в Испании, Германии, Италии было сожжено более 30 000 ведьм.

Первый официально зафиксированный процесс на будущей «романтической дороге»  состоялся в Нердлингене в 1478 году. Это был и первый процесс южно-немецкого региона: в колдовстве обвинялась акушерка. Это один из немногих случаев в истории преследования ведьм, когда кому-то удалось доказать свою невиновность и избежать наказания. В XVI- второй половине  XVII вв. преследования приобретали все больший размах. Городской совет города Ротенбурга даже чувствовал «усталость» от бесконечных процессов и сетовал на то, что скоро в городе не останется ни одной живой женщины. В некоторых городах для сжигания ведьм были построены особые печи огромных размеров. На постоянной службе у инквизиции в небольшом городке Нейссе находилось не менее 10 палачей. В Баварии в XVI в. палач зарабатывал 169 талеров в «плохой» год.

Для заключения под стражу было достаточно доноса, дурной молвы, личных подозрений инквизитора. К даче показаний привлекались свидетели всех сословий,  даже преступники и люди, лишенные прав. Нередко доносительство принимало эпидемический и совершенно безумный характер из-за страха доносчика самому попасть под подозрение. Осуждение на смертную казнь предполагало признание в содеянном, для получения которого подозреваемых подвергали жестоким пыткам. После вынесения приговора осужденных ждал костер («аутодафе»). Все расходы по ведовским процессам покрывались из средств осужденных ведьм и колдунов. Конфискации подлежало все движимое и недвижимое имущество, вплоть до одежды, как осужденного, так и оправданного.

Первая казнь в Вюрцбурге состоялась в 1470 году: в Майне была утоплена молодая девушка, признавшаяся в том, что она готовила любовные напитки.

Начало «настоящим» ведовским процессам в Вюрцбурге положил Юлиус Эхтер, главный епископ города. В напечатанном в 1616 году в Тюбингене листке сообщалось, что «Эхтер почти выполнил поставленную задачу — уничтожить всякую мразь и заразу в городе». 15-25 человек, приговоренных к казни, должны были быть сожжены по вторникам. В 1617 году, год смерти Эхтера, городской писец занес в свой дневник запись: «с кафедры собора объявлено … во время епископства Эхтера было сожжено больше 300 ведьм и волшебников. О, Бог, дай еще нашему городу такого Отца и управителя делами!».

Дела Эхтера перенял некий Иоганн Готфрид фон Ашхаузен, опытный охотник за ведьмами. В 1618 году он дал задание переоборудовать Монетный дом для тюрьмы, в которой содержались обвиняемые в колдовстве. Иногда Ашхаузен «играл» в справедливого судью и отправлял на костер не только обвиняемых, но и доносчиков. Вершиной его добродетели становились приказы предварительно отрубить голову ведьмам и лишь потом сжигать трупы.

Апогея сумасшествие достигает во время епископства Филиппа Адольфа фон Эренберга (1583 — 1631), кузена Юлиуса Эхтера.

Вюрцбургские ведьмы допрашиваются, обезглавливаются, сжигаются. Куда ни посмотри, жителям мерещатся скачущие на метлах ведьмы. Именно из-за них коровы не дают молока, а женщины рожают мертвых младенцев. Акушерки! Они виноваты! Во время епископства  Эренберга около 900 женщин, мужчин (ведьмы бывали и мужского пола) и детей потеряли жизнь по обвинению в колдовстве. Как пишет профессор Вюрцбургского университета Дрюппель, специалист по истории Вюрцбурга, все охотники за ведьмами делали одну и ту же ошибку: изгоняя «заразу», они создавали  благодатное поле для эпидемии. В городе началась лавина доносов: каждый подозревал каждого. Жертвами становились и исполнители приговоров. В тюрьмах, переполненных заключенными, зрели доносы по обвинению  палачей  в сговоре с дьяволом.

Император Карл V в  1532 году подписал документ Constitutio Criminalis Carolina, в котором говорилось о правах обвиняемых: согласно новым правилам, они получили  возможность своей  защиты. И только «вредное колдовство» наказывалось однозначно — смертной казнью.

Последнее массовое сожжение ведьм состоялось 30 августа 1629 года.

Баланс охоты на ведьм в Вюрцбурге:

Свыше 40% казненных — мужчины (в других регионах подозреваемые были в основном женщины), среди них почти 50 священнослужителей, «предавших св. Церковь и вступивших в сговор с дьяволом». Около 300 казненных детей. Фон происходящего — тридцатилетняя война, расцвет рококо. Через год после массового сожжения ведьм в город приедет Тьеполо для выполнения заказа на росписи Резиденции — памятника культуры мирового значения…

Фото: Александр Иванов.

Другие материалы из рубрики «Романтическая дорога» читайте здесь: