. Мир в Афганистане через примирение

Возможно, это совпадение, а быть может, и нет, но по мере развития военной кампании президента США Барака Обамы в Афганистане, президент Афганистана Хамид Карзай, наконец-то, стал предпринимать серьёзные усилия в деле национального примирения. Главной задачей данного процесса является поиск любых способов вернуть, по крайней мере, какую-то часть талибов в общество и в продуктивную деятельность. Чтобы быть принятыми обратно в общество, членам Талибана придётся сложить оружие, отказаться от связи с Аль-Каедой и согласиться уважать афганское законодательство.

Данное изменение политики является необходимым дополнением к происходящим сейчас военным действиям. Это также является запоздалым признанием того, что политика «типичного развития», применявшаяся в Афганистане до последнего времени, провалилась. Как показала печальная действительность, старые политические стратегии никогда не позволяли добиться значительной общественной поддержки в Афганистане, в особенности для проведения новых военных операций.

Восемь лет назад Афганистан приступил к четырём отдельным реформам: реформа безопасности, исключающая насилие и отсутствие безопасности; политическая реформа с целью построения общества, основанного на усилении роли правительства и принципа верховенства закона; социальная реформа с целью перехода от племенной и этнической конфронтации к национальному примирению; а также экономическая реформа с целью сделать нестабильную, страдающую от войн экономику жизнеспособной, что позволило бы людям достойно и честно зарабатывать на жизнь.

Поскольку экономическая реконструкция происходит во время данных многосторонних реформ, то, что происходит в Афганистане, коренным образом отличается от обычных процессов развития. Текущая ситуация в Афганистане является не результатом отсутствия оптимальной политики развития, а, скорее, результатом неспособности до недавнего времени прийти к национальному примирению, которое должно быть основным приоритетом правительства и международного сообщества.

Статистика попыток послевоенных стран, пытавшихся осуществить подобные реформы со времён «холодной войны», довольно печальна: примерно в половине из них спустя несколько лет конфликты возобновлялись. В большинство стран из другой половины остаётся значительная зависимость от иностранной помощи — довольно ненадёжное положение в сегодняшней финансовой обстановке. В Афганистане произошло и то, и другое: возобновился конфликт, и страна не отучилась от значительной зависимости от иностранной помощи.

Сальвадор, по окончании гражданской войны, избежал возобновления конфликта и не стал зависимым от иностранной помощи, — в основном благодаря своим усилиям по трудоустройству бывших участников боевых действий с обеих сторон и других затронутых войной людей на государственную службу: в национальные силы безопасности, в политический процесс или в экономически прибыльные виды деятельности. Программа «оружие на пользу страны», которую осуществляло правительство Сальвадора, стала основным средством эффективного возвращения бывших участников боевых действий в общество, обеспечив им надёжные средства к существованию и долю, пусть и небольшую, в распределении богатств страны.

Поскольку главной кратковременной трудностью при осуществлении перехода к миру в любой стране является национальное примирение, политическая задача установления мира всегда должна преобладать над задачей экономического, или финансового, развития, в случае если они сталкиваются, как часто и происходит. Деятельность, направленная на установление мира, — в особенности возвращение людей в общество и т.п. — должна пользоваться приоритетом при распределении бюджета. История показывает, что обратная ситуация является основной причиной возобновления войн в странах, поскольку в отсутствие мира устойчивое развитие невозможно.

Итак, для успеха в Афганистане необходимо вернуть талибов в общество. Для этого потребуется тщательное планирование, смелые и новаторские решения по стимулированию талибов сложить оружие, а также стремление «следовать курсу» необходимой политики, быть может, долгие годы.

Но для возращения талибов в общество требуется использовать метод «кнута и пряника». Вероятно, можно придумать стимулы побудить значительное число рядовых талибов отказаться от мятежей и присоединиться к афганским вооружённым силам или к полиции, играть роль в местной политике, устроиться на государственную службу или трудоустроиться в сельском хозяйстве или других областях частного сектора. Выплату наличных следует ограничить непосредственными кратковременными потребностями, однако необходимо как можно скорее начать осуществление активной политики создания рабочих мест.

Правда, ситуация с командирами Талибана более проблематична. Вознаграждения должны быть выше, как было в случае с сальвадорскими программами для командиров Национального освободительного фронта. В случае Афганистана, может также потребоваться резко снизить финансирование Талибана от связанной с наркотиками деятельности, а также провести целевые военные операции по уничтожению лагерей мятежников в Афганистане и в Пакистане.

Две серьёзные проблемы делают примирение в Афганистане особенно трудным. Во-первых, правительство Карзая должно вернуть себе доверие, несколько утраченное нарушенными обещаниями, которое оно давало в прошлом бывшим талибам, сложившим оружие. Во-вторых, ссуда в 140 миллионов долларов, выделенная государствами-донорами на Лондонской конференции Целевого фонда по восстановлению мира и общества, явно недостаточна для эффективного восстановления общества.

Если перефразировать Джона Мейнарда Кейнса, «экономическая цена установления мира высока, но это — действительно хорошее капиталовложение». Данные инвестиции спасут тысячи жизней, и это будут жалкие гроши по сравнению с сотнями миллиардов долларов, которые тратит международное сообщество на военные и миротворческие расходы с тех пор, как в 2001 г. началась так называемая «война с терроризмом».

Грациана дел Кастильо, колумбийский университет

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: