. О виолончели, фортепьяно и любви…

Они — очень красивая пара. В профиль Давид Григорян напоминает Вагнера, известнейшего немецкого композитора XIX в. Его супруга Людмила Лисовая словно сошла с полотен мастеров первой половины теперь уже позапрошлого века. А вместе они живут в современности, разделяя одну, но пламенную страсть — любовь к музыке. Он играет на виолончели, она — на рояле.

—          Наше знакомство — одностороннее. Так уж всегда получается: вы — на сцене, мы — в зале. Вы как бы открыты всем, мы, зрители, остаемся в тени. Но без этой связи наше общее существование невозможно. Что для вас сцена?

—          Все. ЭТО наша жизнь. Когда мы еще жили в России, то давали в год около 50 концертов. Сейчас, конечно, их намного меньше — около 10-15 в год.

—         А путь на сцену? Он был уже предначертан?

—          (Давид) В какой-то мере да. Мы оба из музыкальных семей. Мой отец был профессором Ереванской консерватории по классу виолончели. Он же был и первым учителем музыки, а потом мне посчастливилось учиться у Мстислава Ростроповича в Московской консерватории, а потом у него же — в аспирантуре. Людмила училась в ЦМШ у Льва Оборина, а потом закончила Московскую консерваторию по классу Сергея Доренского.

—          Вы оба были солистами, преподавателями (Давид — лауреат Международного конкурса им. Чайковского), много концертировали. И, казалось бы, все хорошо, все прекрасно. Но судьба забросила вас в Германию, Мюнхен. Это — случайность?

—          Как говорят немцы — Jain (и да, и нет). Сначала мы оказались в стране, которая тогда называлась Югославией. Город, в котором мы жили и работали — Загреб. У нас было много студентов и очень высокий и почетный статус профессоров. Но началась война. И мы не понаслышке знаем, что такое бомбежки и смерть. В общем, как и сотни других жителей той страны, мы бежали. Бежали в Германию, потому что здесь нас знали, здесь были наши ученики. Конечно, нас никто не ждал. Было не просто. Но человек — существо сильное. Если он работает день и ночь, то когда-то наступает момент, когда проблемы повседневные решаются или становятся неактуальными. Остаются проблемы творческие, а их решать — всегда интересно.

—          Что для вас на первом плане: музыка, которую исполняете вы сами, или ученики, которых вы «лепите» и создаете из них музыкантов?

—          Снова хочется ответить по- немецки: beides. Все вместе — это две стороны одной медали. Мы с Милой очень много играем дуэтом. В нашем архиве — многочисленные сонатные вечера в Мюнхене, Берлине, Штуттгарте, Кемптене, Ульме и других немецких городах, а также во Франции, Испании, Швейцарии, Австрии, Югославии. В программе также — сольные концерты с оркестром. А ученики — их у нас много. И есть, конечно, и любимые и очень любимые. Это — наша радость и в какой-то мере наши дети, потому что действительно мы лепили их, мы создавали их как музыкантов, мы прививали им то необыкновенное чувство избранности, которое свойственно музыканту. Хочется назвать японца Риоти Сузуки, лауреата международного конкурса, а ныне солиста Гамбургского симфонического оркестра, Доротею Гурски, студентку высшей музыкальной школы в Берлине, Ребеку Рудат, Якова Ротерса (8 лет), Катарину Ходас (13 л.), Георга Ротерса (13 л.), Антона Ротерса (10 л.), Боту Закир (13 л.). Все они — лауреаты многочисленных конкурсов: земельных, всегерманских, интернациональных. Но это не главное. Главное, что они навсегда «заражены» неизлечимой болезнью — любовью к музыке.

—         Как ею «заражены» вы? Кто ваш любимый композитор? Какую музыку вы предпочитаете играть?

—          Два года назад я осуществил свою давнишнюю мечту и записал на компакт-диск скрипичную фантазию на темы опер «Кармен» Ваксмана в редакции Яши Хейфеца. За последние годы мы сделали на Баварском радио фондовые записи сонат Прокофьева, Мясковского, Рахманинова, Шостаковича, Стравинского. В этом году предстоит запись произведений Арама Хачатуряна. С оркестром я играл Прокофьева, Гайдна, Эльгара, Боккерини, Дворжака.

Не знаю, как вы, читатели, но я, однажды послушав сонату №2 Мясковского в исполнении Давида Григоряна и Людмилы Лисовой, всегда буду ходить на их концерты.

С музыкантами беседовала Инна Савватеева

Первая публикация: газета «Мюнхен плюс», апрель 2001

Другие «звездные» биографии:

Другие публикации в рубрике «Пожелтевшие страницы»: