. Очень большие «маленькие» голландцы

Я поведу тебя в музей… Сегодня — наш рассказ о живописных школах региона Нидерландов и Фландрии, богато представленной в собрании Старой Пинакотеки.

В XV в. (по определению Хейзинга — «осень средневековья») произошло важное событие — объединение Фландрии и Брабанта. Это было очень важное событие как для экономики и политики, так и для культуры этого региона. В истории изобразительного искусства этот период можно охарактеризовать так: в старые мехи было влито новое вино. Результатом подобного вливания стало и творчество крупнейших художников — братьев Яна и Губерта ван Эйков, с чьими именами справедливо связывают выход из региональной провинциальности. Им же принадлежит роль первооткрывателей станковой картины (то, что создано на мольберте). Произведения ван Эйков заметно сличаются от картин их современников особым эмалевидным сверканием красок и глубиной тонов. К сожалению, в Старой Пинакотеке нет произведений, подписанных этими мастерами.

Их продолжателем и одновременно антиподом был другой знаменитый мастер, Рогир ван дер Вейден, чей «Алтарь трех королей» можно увидеть в экспозиции нидерландской живописи. Современники говорили о нем, что он обогатил искусство Нидерландов передачей движений и особенно чувств, таких, как горе, гнев или радость. Его алтарные картины послужили образцом для многих европейских художников, так что элементы композиций вы легко увидите во многих творениях мастеров последующего поколения.

Ганс Меммлинг.

Ганс Мемлинг.

Мы советуем задержаться вам у работ Ганса Мемлинга, чьи полные деталей работы подробно передают не только религиозные истории, но и быт, и характеры времени. Если вы хотите познакомиться с историей нидерландской моды или интерьера, то лучших образцов вам не найти. К сожалению, на исходе XV в. заканчивается и блестящая эпоха нидерландской живописи. И не последнюю роль в это время играла старонемецкая школа. Произошло то, что довольно часто встречалось в истории любой школы или государства: наступил упадок в развитии. Места ведущих мастеров занимают эпигоны, лишенные идей, но преисполненные желания завоевать свое место под солнцем.

Немного в стороне от линии общего развития нидерландской живописи этого времени находится творчество безусловно самого фантастического мастера эпохи — Иеронима Босха (Боша). Его полные до сих пор неразгаданных тайн произведения интересны не только профессионалам: художникам, кинорежиссерам (авторам фильмов ужасов), музыкантам, но и просто любителям, которых поглощает бездна бесконечной фантазии.

Другой большой отдел собрания Старой Пинакотеки — фламандская живопись. Это искусство развивалось в областях Нидерландов, находящихся под управлением и влиянием Испании (сегодняшняя Бельгия). Расцвет культуры и искусства здесь наступает позже — к середине XVI в. — и продолжается на протяжении всего XVII в. Из литературы мы помним крупнейшего представителя этой эпохи Эразма Роттердамского. Старая Пинакотека, наряду с Художественно-историческим музеем в Вене и музеем Прадо в Мадриде, является хранительницей одного из крупнейших собраний живописи Яна Брейгеля Старшего (младшего сына Питера Брейгеля), прославленного мастера по изображению цветов и ландшафтов.

Но безусловная гордость коллекции — собрание картин Питера-Пауля Рубенса.

С именем этого выдающегося мастера связывают расцвет фламандской школы живописи XVII в. Это также редкий случай в изобразительном искусстве того времени, когда мастер, несмотря на официальную должность придворного художника (при дворе Альбрехта и Изабеллы Австрийской), мог сам выбирать сюжеты своих картин_ отбирать учеников и т.д. По его воспоминаниям, приток в мастерскую был невероятным. И это правда. Стоит только вспомнить, кто «бегал» за табаком для мастера: Ван Дейк, Снейдерс, Иорданс и т.д. Каждое имя — цепь ассоциаций.

Ван Дейк — в будущем блистательный портретист, отличающийся от учителя большей глубиной и психологизмом, не любивший гигантомании и оказавший влияние на творчество многих художников Европы. Наряду с «китами» фламандской живописи необходимо отметить многообразную живопись повседневности: изображение крестьян и их быта, натюрморты и т.д. В первую очередь обратите внимание на произведения Адриана Брауэра.

И еще один отдел Старой Пинакотеки хотелось бы упомянуть — голландской живописи XVII в. Если вы хотя бы раз были в Амстердаме, то легко поймете, почему возникли т.н. «малые» голландцы. Улицы шириной в 3 м, дома, в которых на каждом этаже с трудом размещается одна комната, маленькие дворики, узкие крутые лестницы. Подобные пространства не требовали больших плоскостей живописи. Туда «просились» маленькие, «уютные» картины. И, когда есть спрос, есть и предложение.

Было бы, конечно, неправильно объяснять происхождение этой живописи лишь размерами жилищ голландцев (надо также отметить, что свое название это направление живописи получило благодаря одной из нидерландских провинций, хотя было распространено далеко за ее пределами). Если барочная живопись создавалась, как правило, по заказам королевских домов, монастырей, богатых дворян, то в противовес ей картины «малых» голландцев были предназначены для интерьеров домов среднего класса, который и не обладал соответствующим капиталом, и, как уже упоминалось, жил более скромно.

Тенденция эта так прижилась, что впоследствии не раз переживала времена расцвета (например, бидермайер в Германии 2-й половины XIX в.) и, кажется, актуальна и сегодня. Художники работали, так сказать, на злобу дня. Спрос и предложение шли рука об руку. Хотите натюрморт — пожалуйста, лирический пейзаж — извольте, получили письмо — и на эту тему есть готовая картина. Что-то вроде фотографии или видео XVII в. представляла собой голландская живопись этого периода. Художники редко переходили границы жанра, в котором они работали. Специалист по цветам никогда не писал птиц, а «профи» в области натюрмортов не брал заказов на изображение пейзажей.

Существовала не только жанровая специализация, но в каждом городе непроизвольно складывалось некоторое направление, в котором и писались картины: в Утрехте — караваджисты (жанровые сцены под сильным влиянием итальянского мастера Караваджо), в Дельфте — интерьеры, в Гаарлеме — пейзажи и сцены их крестьянской жизни, в Лейдене — натюрморты. В отличие от католических стран, в которых религиозная живопись стояла на первом месте, маленькие картины протестантов-голландцев XVII в. отражали реальную жизнь ее заказчиков-современников. Но было бы несправедливо говорить о «маленьком» содержании полотен. В небольших форматах часто спрятаны большие идеи.

Так, скажем, голландский натюрморт XVII в. был темой сотен докторских диссертаций, пытавшихся разгадать потаенный смысл закомпонованных вместе предметов. И сегодня «тихая жизнь» или «мертвая жизнь»» (переводы слов Stilleben, или natur morte) являются темой оживленных дискуссий, статей, докладов. В следующий раз мы поговорим о других разделах экспозиции Старой Пинакотеки.

Информация о музее:

Адрес: Barerstr. 27, 80799 München Проезд: U2 — до ост. Königsplatz, Theresienstr.

Проблемы с парковкой.

Первая публикация: газета «Мюнхен плюс», июль 1999

Другие материалы из цикла «Города и земли» читайте здесь:

Другие публикации в рубрике «Пожелтевшие страницы»: