. Вера Штенцель. Главный вопрос

Я почувствовала себя легко и свободно, будто у меня выросли крылья, и я превратилась в поток воздуха.

Наверно, я умерла, так как вижу яркий свет в конце длинного туннеля. Сейчас я полечу на этот свет с огромной скоростью. Стоп! Почему я не утратила способность мыслить? Или это 21 грамм, кусочек Высшего Разума, именуемый душой, продолжает жить? Вдруг слышу голос, нет, я его не слышу, он звучит во мне, я могу задать любой вопрос и получить на него ответ. Я, не задумываясь, озвучила вопрос, который вынашивала вот уже 20 лет. Увидев лестницу из облаков различных цветов, я без страха стала подниматься вверх. На первой площадке было много людей, они держали в руках книги и обращались к Всевышнему: «Владыка! Ты дал нам так много литературы, мы не можем выбрать главное». Ответ прозвучал, как раскат грома: «Люди! Я дал вам 10 Заповедей. А всё это вы написали сами». На второй площадке людей было ещё больше, их интересовало, почему так несовершенен мир, жестоки люди, в чём истинная природа религии.

— Люди! Я дал вам Урантию, полную чудес и загадок, вы поделили её на материки. Я сотворил человека почти божественным и увенчал его любовью и милосердием, вы придумали расы. Я дал вам веру в себя, вы придумали религии.

На третьей площадке я увидела экран, появилось изображение. Я обнимала сына-солдата, вернувшегося из Армии. Всё исчезло, я стояла, всматриваясь в мрак и вспоминала, как Лёня был в гостях у двоюродного брата Виталия, как он хотел остаться и уйти в Армию из их деревушки. Но я была непреклонна; слёзы и уговоры сделали своё дело, Лёня вернулся домой, ушёл в Армию, а через год Лёнечка погиб, его привезли домой в цинковом гробу. А я 20 лет задавала себе один и тот же вопрос: может быть, мой сыночек вернулся бы живым из Армии, если бы остался у Виталия? Можно ли изменить судьбу? Значит, всё-таки можно.

Мне хотелось знать, как бы сложилась его жизнь, но я неправильно сформулировала свой главный вопрос.

— Больная, просыпайтесь, операция прошла успешно.

— Скажите, наша планета называется Урантия?

— Нет, наша планета называется Земля.

Соседке по палате я рассказала о своём видении под действием наркоза, о том, что спросила у медсестры о несуществующей Урантии. Понижая голос до шёпота, она ответила, что наша планета действительно называется Урантия во вселенной Небодон, обитаемые планеты образуют сверхвселенную Орвонтон со столицей Уверсы.

Но я её уже не слышала.

Другие публикации в рубрике «Литература»: