. Виталий Каневский. Спасибо, граф!

Здравствуйте, дамы и синьоры, граждане и товарищи!

Как вы думаете, что позитивнее — когда рот чем-нибудь занят или безнадежно пуст? Первый случай обнадеживает, хоть кто-то получит удовольствие, второй — тревожит, из незанятого ротового отверстия может выйти, черт знает, что. Помимо физиологических откровений, еще большую тоску могут нагнать фонетические.

Как вы относитесь к юмору? По-разному? Одни, бодрые петросянофилы и задорноведы, уже сразу смеются, еще в буфете, несмотря на цены и вторую свежесть. Другие, почитатели Михал Михалыча, любят его за ту грустную составляющую, за питательную помощь мозгу, первые же начинают кривиться тем же ртом .

Не знаю, как вы, я люблю юмор с грустинкой, та же сатира — это оплакивание недостатков. Были и есть клоуны и Клоуны, юмористы и хохмачи, каждому по вкусу и мозгам.

Вернемся в рот ко рту. Он не только исторгает умные и не всегда словесные конструктивы, он, как известно, и принимает разнообразные предметы, вредные и полезные, искусственные и одушевленные.

Об устрицах и прочих богатых всем продуктах мы сегодня не будем, уже было это.

Как знают читающие, я предпочитаю простую еду.

Вы голодны, есть два пути, легкая перекусочка или по-взрослому.

Начнем с духовного аперитива, прильнем к полотну.

Как думаете, кто это?

Кто сей благородный муж с листами в руке? Нет, не Ломоносов и Потемкин-Таврический. Это, мадам и месье, сэр Джон Монтэгю!
Как не знаете такого? Ну, что же вы, намекаю — первый лорд адмиралтейства. Нет? Не вспоминаете? Английский дипломат, тоже не помогло? В его честь даже острова названы, нет, не Монтегические, другие, но, если скажу, не будет интриги.

Ладно, пока вспоминаете (только пообещайте не гуглить :0)), я тоже ударюсь в ностальгию.

Тот еще Киев, тот еще Крещатик, знаменитый ЦэГэ — центральный гастроном. Мы с приятелем выбиваем в кассе батон за 22 коп. и двести той еще «Докторской» за те же 22 коп. за сто грамм (ну, знаю, но не могу это правильное «граммов», ну, признавайтесь, вы разве говорите: » А давайте по пятьдесят граммов водки?» — «по сто» — говорите? Тоже правильно.)

Теплый мягчайший батончик и двести порезанной богзнаетизчегосделанной, но такой незабываемой «Докторской», взрослая бутылка биомицина («Бiлого-мiцного» — для тех, кто не владеет жаргоном киевской молодежи 70-х). Летнее кафе «У слоника» на склонах Днепра, там дают стаканы взамен на тару, можно интеллигентно посидеть, не из дула же пить.

Окей, вы молоды, красивы и голодны, решили перекусить по-современному. Тостер, консервированно-нечерствеющий хлеб, мясная нарезочка, колбаска там, буженинка, сыр любого сорта, салатный листик, другие травки-муравки, дижонская горчица, шпротки, да лучше классика послушаем:

«Но вот, наконец, показалась кухарка с блинами… Семён Петрович, рискуя ожечь пальцы, схватил два верхних, самых горячих блина и аппетитно шлёпнул их на свою тарелку.

Блины были поджаристые, пористые, пухлые, как плечо купеческой дочки… Подтыкин приятно улыбнулся, икнул от восторга и облил их горячим маслом. Засим, как бы разжигая свой аппетит и наслаждаясь предвкушением, он медленно, с расстановкой обмазал их икрой. Места, на которые не попала икра, он облил сметаной… Оставалось теперь только есть, не правда ли? Но нет!..

Подтыкин взглянул на дела рук своих и не удовлетворился… Подумав немного, он положил на блины самый жирный кусок сёмги, кильку и сардинку, потом уж, млея и задыхаясь, свернул оба блина в трубку, с чувством выпил рюмку водки, крякнул, раскрыл рот…»
………………………….
Что было дальше с советником, к теме не относится. Слабак он был, царство ему…

Скажете, блины вкупе с килькой к сэру в парике и все прочей утомительной белиберде не относятся? Еще как! Это просто адаптация давнего изобретения к местным условиям.

О, клацнул тостер, выпер подрумянившиеся хлебцы, а вы их намазочкой чесночной, листик готового к похрумкиванию салата, ветчины шматок, кетчупом ли, горчицей или, как сейчас говорят, другим каким дрессингом, и…

Вспомнили про Монтегю? Любил он в карты перекинуться, азартен, от стола отойти не мог и не хотел, вот и велел изготовить ему ЭТО: положить какой-нибудь еды между кусками хлеба.

Да, леди и джентльмены, это он, моего сердца чемпион сэндвич, бутерброд, croque — все та же комбинация одного или двух кусков хлеба и разнообразной едой между.

Спасибо, сэр Монтегю, граф Сэндвич (иногда его называют Сандвич) за эту знаменитую скорую и мобильную еду!

Не знаю, бывали ли вы на Сэндвичевых островах, но бьюсь головой об заклад, что сэндвич едали!Всевидящее Око