. Ближневосточная взрывоопасная смесь

Весь Ближний Восток охвачен фаталистическим предчувствием: война неизбежна. Некоторые рассматривают войну, как способ разрешения всё более и более тупиковой ситуации, расшатав порочный региональный порядок, основные игроки в котором не только находятся в жёсткой конфронтации, но ещё и не способны решить проблемы с легитимностью своих режимов.

Поток разжигающих ненависть замечаний между Израилем и Сирией с Хезболлой вызвали опасения относительно возможной войны на северной границе Израиля. Уровень чувствительности таков, что недавняя напряжённость была инициирована сирийцами, которые неверно истолковали, как угрозу, призыв министра обороны Израиля Эхуда Барака начать мирные переговоры именно для того, чтобы предотвратить тотальную региональную войну.

Лидер Хезболлы, Хасан Насрулла, впервые недвусмысленно предупредил Израиль, что новый виток конфликта больше не будет ограничен ливано-израильским поединком, а вовлечёт всю региональную «ось конфронтации» — Сирию, Иран, Хезболлу и Хамас. Война, также, начнётся, если Израиль применит свои военно-воздушные силы против ядерных разработок Ирана. Более того, Насрулла дал ясно понять, что израильская «Доктрина Дахия» о полном опустошении Ливана в случае войны обернётся тем же для самого Израиля.

Перспектива Ближневосточного пожара побудила высших правительственных чиновников США к поездке в Израиль, с целью предупредить о разрушительных последствиях, которые может иметь израильская атака на Иран. Действительно, основным вызовом администрации Обамы в эти дни является не миротворчество, а подтверждение своего преимущественного права в урегулировании данного регионального конфликта. Директор ЦРУ Леон Панетта и председатель Объединённого комитета начальников штабов адмирал Майк Муллен уже побывали в Иерусалиме, а вице-президент Джо Байден и делегация высокого уровня от Госдепартамента и Национального Совета Безопасности должны прибыть туда в начале марта.

Но предотвращение войны будет нелёгким, потому что таинственность Барака Обамы уже не действует в арабском мире. Ожидания, которые были связаны с ним у арабов, особенно у сирийцев и палестинцев, надежда вернуть свои земли, не прибегая к помощи оружия, оказались, по его собственному признанию, нереалистичными. Он не сумел ни обуздать непреклонное стремление Ирана к региональной гегемонии, ни убедить его отказаться от разработок ядерного оружия.

Израиль, скорее всего, прислушается к совету Америки и будет рассматривать упреждающий удар по Ирану лишь после того, как будут исчерпаны все дипломатические средства, и все санкции будут признаны неспособными пресечь стремление Ирана к обладанию атомной бомбой. Каким бы неоправданным не казалось традиционно воинственное поведение Израиля его врагам и критикам, но Израиль всегда стремился обосновывать свои военные акции мотивами, которые могут быть оправданы.

Это бы показалось особенно верным, если б дошло до атак на иранские ядерные объекты. Израиль не хотел бы выглядеть стороной, испортившей дипломатическое решение спора, который в любом случае не может быть решён одними только военными средствами.

Следует помнить, что войны на Ближнем Востоке начинались даже тогда, когда стороны на самом деле не хотели этого. Война 1967 года — это один из примеров. Сегодняшние опасения, также, вскормлены ощущениями и страхами, реальными и воображаемыми проблемами. Иранский вызов стратегической гегемонии Израиля представляется, как холокостоподобная экзистенциальная угроза, и другие враги Израиля — Хезболла, которая верит, что способна положить конец существованию сионизма, и Сирия, которая открыто хвастается способностью своих баллистических ракет разрушить основные города Израиля — также рассматриваются, как непредсказуемые участники процесса.

Невидимая война между Израилем и Ираном уже идёт некоторое время. Покушения, якобы организованные Израилем, — на Имада Мугнияха, военного руководителя Хезболлы и ближайшего в организации союзника Ирана, два года назад, а также недавнее убийство Махмуда аль-Махбуха, деятеля Хамаса, ответственного за связи с военизированными подразделениями Стражей исламской революции — наводят на мысль, что незапланированная цепь событий может привести к детонации реальной войны.

Ливанский фронт может воспламениться, если Хезболла попытается отомстить за смерть Мугнияха, или просто в результате спонтанной реакции на провокацию, как в 2006 году. И если в этом случае Иран и Сирия решат поддержать Хезболлу, то может последовать прямое ирано-израильское столкновение. То, что Израиль планировал, как упреждающий удар по Ирану, может быть представлено, как акт самозащиты.

Генерал Джеймс Джоунс, советник президента Обамы по национальной безопасности, недавно выдвинул другой, хотя и в равной степени угрожающий, прогноз. Иранским ответом на усиление международного давления, сказал он, может стать начало атак на Израиль через своих марионеток — Хезболлу и Хамас. Такие атаки могли бы взорвать более обширный региональный пожар.

Угрозами войны на Ближнем Востоке никогда нельзя пренебрегать. Более того, пророчества войны слишком часто оказывались самоисполняющимися. Но чрезвычайные усилия Америки по обузданию Израиля могут оказаться недостаточными для предотвращения катастрофы. Дни Пакс Американа в регионе прошли, а это значит, что избежать регионального взрыва можно, лишь мобилизовав крупнейших участников международного процесса, которые предпочитают дипломатические решения для арабо-израильского конфликта и стремления Ирана стать признанным партнером в новой региональной системе.

Шломо Бен-Ами
Copyright: Project Syndicate, 2010. Перевод — Николай Жданович