. Голландское отступление

Голландская армия действовала как часть армии НАТО в отдаленной и непокорной части Афганистана с 2006 г. Время от времени борьба против Талибана была тяжелой. Из контингента, насчитывавшего 1800 мужчин и женщин, погиб двадцать один голландец.Предполагалось, что в 2008 г. голландцев должны были заменить другие войска НАТО. Однако добровольцев не нашлось. Поэтому их миссия была продлена еще на два года. Но социал-демократы в голландском коалиционном правительстве объявили, что этого достаточно. Голландские войска должны возвратиться домой. Однако, поскольку христианские демократы не согласились с этим, правительство ушло в отставку.

Это причиняет беспокойство американскому президенту Бараку Обаме, который нуждается в поддержке американской миссии в Афганистане даже от самых малых союзников, пусть даже чисто политической. Многим американцам, особенно с нео-консервативными убеждениями, поведение голландцев подкрепляет все их подозрения о вероломных европейцах, помешанных на материальных удобствах и по-детски зависящих от американской военной защиты. Когда действительность становится жесткой, говорят они, европейцы выходят из игры.

Верно, две ужасные мировые войны разочаровали большинство европейцев (Великобритания — несколько другая история). Немцы, в частности, не переваривают военной агрессии и по этой причине ставят перед собой в Афганистане только полицейские задачи. Помня Ипр, Варшаву и Сталинград, не говоря уже об Освенциме и Треблинке, многие считают это добрым знаком. Однако бывает время, когда пацифизм, даже в Германии, является неадекватным ответом на серьезную угрозу.

Пацифизм, однако, не объясняет того, что случилось в Нидерландах. Причиной, по которой голландцы опасаются продолжать свои действия в Афганистане, является не травма второй мировой войны, а события, произошедшие в маленьком городе в Боснии под названием Сребреница. В середине 1990-х годов голландские добровольцы защищали Сребреницу от сербских сил генерала Ратко Младича. Согласно правилам ООН, вооруженные только пистолетами, голландцы могли их использовать только для самообороны.

Обещанная поддержка с воздуха так и не была оказана. Голландцы были взяты в заложники, и им угрожали смертной казнью. Весь мир тогда наблюдал за тем, как беспомощные голландцы позволили имеющим тяжелые вооружения сербским войскам генерала Младича уничтожить приблизительно 8000 мужчин и мальчиков из числа боснийских мусульман.

И тогда пацифизм не имел никакого отношения к тому, что случилось. Даже наоборот: главной причиной, по которой голландцы позволили втянуть себя в безвыходную ситуацию, без военной поддержки со стороны ООН или союзников по НАТО, было их сильное желание играть важную роль, чтобы их серьезно воспринимали большие государства и важные персоны. В результате, их бросили в беде, а затем сделали виноватыми. Теперь, когда голландцы выполнили свой долг в Афганистане, социал-демократы хотят удостовериться, что этого не случится снова.

Надежда на то, что ей удастся прыгнуть выше головы и оказать влияние на США, была также важной причиной, по которой Великобритания участвовала во вторжении в Ирак, даже при том, что общественное мнение было против этого. Тони Блэр наслаждался тем, что он в центре внимания, даже если это были отблески славы США.

Но это не было только делом национальной гордости; это явилось основным условием существования послевоенной Западной Европы. В ответ на американскую защиту европейские союзники всегда действовали в соответствии с американской политикой безопасности. Это ‑ то, что сохраняло НАТО с 1949 года. Это имело смысл в то время, когда НАТО делало то, для чего создавалось: не пустить Советы дальше в Европу (и, sotto voc (про себя), не дать расправить плечи немцам).

После развала Советского Союза НАТО внезапно потеряло ясную цель (и немцев можно было больше не сдерживать). Всегда нелегко мобилизовать людей в демократических государствах для военных мероприятий. Именно прямое нападение японцев на ВМС США привело Америку к участию во второй мировой войне. И когда прежняя Югославия попала в серьезный переплет в 1990-х годах, ни США, ни европейцы не хотели вмешиваться. К тому времени, когда силы НАТО наконец предприняли военные действия против сербов, 200 000 боснийских мусульман были уже убиты.

Военный альянс без конкретного общего врага или ясной цели почти невозможен. НАТО все еще остается во власти США, и европейские союзники все еще действуют в соответствии с ним, только для того чтобы поддерживать «жизнь» в альянсе ‑ и в надежде на оказание некоторого влияния на единственную остающуюся супердержаву. Это означает, что европейцы участвуют в инициированных США военных действиях, даже притом, что национальные или европейские интересы при этом совсем не ясны.

Трудно предвидеть, как это будет продолжаться дальше. Нельзя просить демократические страны рисковать кровью своих солдат без твердой поддержки их граждан. Единственное решение этой проблемы для европейцев состоит в том, чтобы уменьшить их зависимость от США и взять большую ответственность за свою собственную оборону.

Это не может быть достигнуто на национальном уровне. Никакая европейская страна не является достаточно сильной. Все же, в отсутствие европейского правительства, не может быть никакой общей оборонной политики, уже не говоря об общей армии. Это походит на проблемы еврозоны: только политическое единство могло решить их, но это ‑ шаг, который большинство европейцев все еще не желает сделать.

Таким образом, мы имеем неудовлетворительный статус-кво, в котором НАТО задумывается над своей ролью, американцы всё меньше и меньше способны позволить себе быть полицейскими в мире, а европейцы изо всех сил пытаются найти способ определения их общих интересов. Союз, выкованный в процессе холодной войны, становится все более и более хрупким. Поэтому, какими бы ни были интересы Европы, они вряд ли будут лучше всего представлены, по всей видимости, бесконечной войной с Талибаном.

Ян Бурума — профессор по демократии и правам человека

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: