. Уроки Казахстана для еврозоны?

Казахстан находится далеко от еврозоны, но его нынешний экономический опыт может оказаться интересен для облегчения нынешних страданий евро. Пока еврозона сражается с долговым кризисом и вводит режим строгой экономии для своих более слабых членов, Казахстан оправляется от крупного краха банковской системы и там наблюдается значительный экономический подъем.

В течение последнего десятилетия Казахстан пользовался расточительной кредитной учтивостью мировых банков — как и большая часть стран юга Европы. Иностранные кредиты казахских банков достигли величины в 50% ВВП, много денежных средств ушло на строительные проекты. Так как деньги поступали, то  зарплаты росли, цены на недвижимость почти достигли уровня Парижа, и люди стали думать, что Казахстан стал еще одним новым «тигром» Азии.

Празднику наступил конец в 2009 году, когда два предприимчивых всемирных инвестиционных банка сократили сроки погашения ссуд, надеясь получить деньги назад. Правительство Казахстана, которое бросалось деньгами, чтобы поддерживать свои частные банки, у которых были просрочены выплаты, при помощи вливаний капитала и национализации, сдалось и решило прекратить поддержку этих банков. Банки не выполнили свои обязательства по займам, и кредиторы значительно снизили размер обязательств до рыночной стоимости предложенных в обеспечение активов.

Но суть в том, что со списанными долгами банковская система сейчас рекапитализируется и может поддержать экономический рост. Несмотря на беспорядочный дефолт, этот новый старт привел к значительному изменению ситуации.

Подход западноевропейцев к работе с «треснувшими» банками значительно отличается. Ирландия, европейский (кельтский) тигр последнего десятилетия, выросла частично благодаря большим поступлениям кредитов в ее «Банковский комплекс недвижимости». Внешние заимствования ирландской банковской системы достигли примерно 100% ВВП — в два раза больше, чем в Казахстане. Когда ситуация с мировой экономикой ухудшилась в 2008-2009 годах, ирландский «праздник» также подошел к концу.

Вот здесь наши истории и расходятся, по крайней мере, пока. Вместо того чтобы заставить кредиторов частных банков частично простить долги, ирландское правительство решило переместить все долговое бремя на налогоплательщиков. Правительство имеет бюджетный дефицит 10% ВВП, несмотря на снижение зарплат в государственном секторе, и оно сейчас планирует дальнейшее снижение, чтобы обслуживать долги обанкротившихся банков.

Греция сейчас на перепутье, таком же, на каком были Казахстан и Ирландия: правительство в течение последнего десятилетия много заимствовало и безрассудно тратило деньги на раздутый (и объединенный в профсоюзы) государственный сектор (а не в современную — и свободную — недвижимость), и правительственный долг приближается к 150% ВВП.

Арифметика просто ужасная. Если Греция планирует начать выплачивать только проценты по своим долгам — а не превращать их в новые займы — к 2011 году правительству понадобилось бы исполнить бюджет с профицитом (т.е. исключая выплаты процентов) около 10% ВВП. Это потребовало бы дополнительных 14% ВВП, которые получались бы за счет снижения затрат и мер, направленных на извлечение внутренних доходов. Это было бы самым крупным из когда-либо предпринятых мер финансового регулирования.

Что еще хуже, эти процентные выплаты в основном пойдут Германии и Франции, таким образом и далее снижая доходность экономики Греции. Если Греция когда-либо будет возвращать некоторые из своих долгов, ей понадобится решительная программа жесткой экономии, которая будет длиться десятилетиями. Такая программа привела бы к большему падению греческого ВВП, чем ирландский резкий спад. Более того, работникам государственного сектора в Греции следует ждать большого сокращения зарплат, что, в греческом отравленном политическом климате, является прямым путем к возникновению раздора и насилия на опасном уровне.

Европейские лидеры неправы, если они полагают, что Греция может найти решение через восстановление нормальных рыночных объемов кредитования. Греция просто не может позволить выплатить свои долги по процентным ставкам, которые отражают неотъемлемый риск. Единственным способом рефинансировать долги Греции на приемлемом уровне стала бы выдача долгосрочных стабилизационных ссуд, которые бы, в конечном итоге, покрыли большую часть денежных обязательств, которые появятся в следующие 3-5 лет. И даже при таких щедрых условиях Греции , возможно, понадобилось бы пугающее денежное регулирование объемом в 10% ВВП, чтобы вернуться на более стабильную тропу по обслуживанию долга.

Альтернативой для Греции является управление своим дефолтом организованным способом. Безрассудное одалживание денег Греции основывалось на ужасном решении европейских кредиторов. Дефолт дает кредиторам — и их правительствам — урок, такой же, что и дебиторам: ошибки стоят денег и ваши ошибки являются вашими собственными.

С каждым последующим днем становится более очевидно, что реструктуризация долга Греции неизбежна. Наверняка некоторые формы дефолта будут навязаны Греции, и это, возможно, будет самой предпочтительной альтернативой. Дефолт был бы болезненным — но таким было бы любое другое решение. А дефолт с «правильной» реструктуризацией незамедлительно сделают греческую финансовую систему жизнеспособной.

После жестких переговоров правительство и его кредиторы, возможно, разделят долги Греции пополам. Греческим банкам понадобилась бы рекапитализация, но затем они смогли бы снова предоставлять ссуды.

Дефолт также соответствующим образом распределил бы часть стоимости кредитов Греции на кредиторов. Германии и Франции понадобилось бы вкладывать новый капитал в свои банки (возможно, наконец, становясь более открытыми для более плотного регулирования, чтобы предотвратить это снова), и весь мир стал бы более осторожным в отношении предоставления займов расточительным государствам.

В конечном счете, давая кредиторам необходимый урок, дефолт внутри еврозоны может в действительности оказаться важным шагом в направлении создания более здоровой европейской — и мировой — финансовой системы.

Саймон Джонсон и Питер Боон

Copyright: Project Syndicate, 2010. Перевод — Татьяна Грибова.
Последние публикации рубрики «Новости и политика»: