. Кеннет Вейсброд. Дипломатия 2.0

ФЛОРЕНЦИЯ. Сегодня очень многое говорится, особенно в Великобритании и в США, о необходимости переосмысления дипломатии для XXI века. И государственный секретарь США (министр иностранных дел) Хилари Клинтон и лидер Тори (Консервативной партии) Великобритании Дэвид Кэмерон недавно заговорили о новом синтезе обороны, дипломатии и развития, отметив, что в последнее время американская и британская внешняя политика уделяла слишком большое внимание первому элементу в ущерб двум другим.

 

Тем временем, Европейский Союз создал новый внешнеполитический орган под названием Европейская служба внешних действий (ЕСВД), предназначенный для представления общих интересов всех 27 государств-членов ЕС. Пока не ясно, как будут распределяться полномочия между новыми европейскими дипломатами и существующими национальными министерствами иностранных дел, но создание ЕСВД является, тем не менее, свершившимся фактом.

 

Аналогичные планы в Азии и в других регионах, в основном, по-прежнему находятся на стадии разработки, но члены таких организаций, как Региональный форум Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, Африканский союз и Шанхайская организация сотрудничества, по крайней мере, говорят всё серьёзнее о согласовании политики по вопросам общих интересов.

 

Регионализм повсеместно выходит на первый план в мировой политике, за исключением США, где первое и второе считаются противоположностями. Клинтон считает одной из важнейших задач для своей страны на сегодняшний день развитие взаимодействия с соседними странами на всех уровнях общества, что наблюдается во всём мире. Для этого её главный планировщик политики профессор Принстонского Университета Энн-Мэри Слотер расхваливает США как удачный центр глобальной сети народов, различных организаций и взаимоотношений.

 

Но, в то время как Америка рассуждает в контексте сетей, остальной мир стремится соединять регионы. Смогут ли данные две системы объединиться? Для обратного нет никакой причины. Обе концепции звучат привлекательно и согласованно с традиционными принципами международных отношений, в особенности с желанием Томаса Джефферсона «мира, торговли и честных отношений со всеми народами», к которому Клинтон может добавить «людей и группы в странах и между странами».

 

Однако, ни у отдельных людей, ни у народов нет идентичных интересов. Глобальная сеть г-жи Клинтон уже начинает сталкиваться с препятствиями, в особенности это касается Китая. Она начинает понимать, что старые способы ведения дел – договоры, послы, дипломатия, союзы и т.п. – всё-таки, могут быть полезными.

 

С тех пор как в Италии эпохи Возрождения была изобретена современная дипломатия, государства обнаружили необходимость обмена посланниками для достижения (или расторжения) договорённостей, будь то на пергаменте или с помощью видеоконференций. Не похоже, чтобы глобализация взяла на себя данную роль.

 

Однако мы не можем отрицать, что технологии практически повсюду оказывают сильное влияние. Точно так же как телеграф сделал возможным устранить недели времени, расходуемого на обмен сообщениями с дальними странами, а самолёты и телефон позволили лидерам непосредственно взаимодействовать с гораздо большей частотой, чем когда-либо прежде, сегодняшние технологии, несомненно, продолжат изменение основных средств обмена информацией, будь то между народами, регионами или надрегиональными структурами.

 

Однако мы должны следить за тем, чтобы не спутать средства и цели политики. Усовершенствованные и более быстрые средства связи не являются сами по себе важной целью, по крайней мере, для дипломатов. Достаточно вспомнить одну только хаотическую атмосферу, царившую во время недавно состоявшейся в Копенгагене конференции ООН по вопросам изменения климата, чтобы понять, какая неорганизованность и разочарованность результатами могут возникнуть из-за желания втиснуть всех в одно помещение и аплодировать одновременно со всех сторон, а также использовать все возможные средства достижения этой цели. Если подобные «глобальные встречи в верхах» станут в XXI веке главным способом управления, у нас есть серьёзные причины для беспокойства.

 

К счастью, заслуживает внимания и обратная тенденция, наблюдавшаяся в Копенгагене. Единомыслящие государства (часто, соседи) объединялись в группы для усиления своего влияния: это было заметно среди небольших и бедных государств, ставки которых в борьбе с изменением климата были наиболее высоки. При умелом подходе подобные группы могут стать, скорее, связующими элементами глобального согласия, нежели его препятствиями.

 

Мир уже видел подобный синтез раньше. Когда по окончании первой мировой войны президент США Вудро Вильсон заявил о приближении эпохи так называемой «новой дипломатии», т.е. времени, когда секретность и баланс сил будет заменены открытой дипломатией и коллективной безопасностью, многие люди восприняли подобные вещи как мечты проповедника-идеалиста. Действительно, политика силы сегодня не только жива, но и процветает во многих частях мира. Однако никто не станет отрицать, что методы дипломатии 2010 г. значительно отличаются от методов дипломатии 1910 г. (и, несомненно, превосходят их), принося гораздо лучшие результаты.

 

Это объясняется не каким-то железным законом прогресса. Многие ценные элементы так называемой «старой дипломатии» сохранились: согласование внешней политики с национальными и региональными интересами, предпочтение возможного желаемому, а также культивирование того, что сейчас называется «мерами укрепления доверия», т.е. методов установления доверия между небольшими группами профессиональных участников переговоров, а также между ними и людьми, которых они представляют.

 

Те, кто полагают, что устаревающая дипломатия XX века (как её называют сегодняшние энтузиасты глобальных сетей) осуществлялась исключительно за закрытыми дверями привилегированными элитами, плохо знают свою историю. Достаточно только прочесть статьи прессы того времени о любой крупной международной конференции, чтобы понять, насколько важными практически во всех случаях были различные группы влияния – не только пресса, но и «борцы за мир», банкиры, промышленники, профсоюзы, религиозные организации и многие другие стороны.

 

Как раз именно дипломаты издавна являются одними из наиболее искусных организаторов социальных сетей и объединяющих действующих лиц. Они давно занимаются самыми различными вопросами и представляют интересы самых различных слоёв населения – и дипломаты, оказывавшие влияние на процесс разоружения в Лиге Наций в 1930-х гг., и дипломаты, вооружённые мегафонами в Копенгагене в декабре 2009 г.

 

Сегодняшняя задача заключается в извлечении конкретных результатов из подобных усилий. Этого можно добиться только с помощью испытанных и проверенных способов сочетания защиты интересов с профессионализмом и посредством воспитания нового поколения международных государственных служащих, именуемых дипломатами. Они и их дипломатический багаж нужны миру как никогда.

 

Кеннет Вейсброд – историк в Институте Европейского университета и автор книги «Атлантическое столетие». Copyright: Project Syndicate, 2010. Перевод  – Татьяна Грибова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian – Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

 

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету:

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: