. Джейми Метзл. Займет ли Китай лидирующую позицию?

Желание Китая присоединиться к переговорам по возможному введению санкций против Ирана, а также отправить президента Ху Цзиньтао на саммит по ядерной безопасности в Вашингтон в этом месяце является важным предварительным шагом к тому, чтобы нести больше ответственности в решении международных проблем. Однако только присоединения к обсуждению или появления на собраниях не достаточно. С учетом роста экономики, а также опасности подрыва системы, которая обеспечила этот поразительный рост, Китай должен делать значительно больше, чтобы продемонстрировать свою добросовестность как ответственного глобального лидера.

Китай стал мировой державой значительно быстрее, чем большинство наблюдателей — как и собственные лидеры Китая — могли предсказать всего десять лет назад. Быстрый экономический рост Китая, сопряженный с проблемами Америки в Ираке и Афганистане, монументальный долг, а также роль в разжигании глобального финансового кризиса изменили распределение глобальных сил — и еще более восприятие этих глобальных реалий. Сегодняшнее международное влияние Китая, вероятно, превосходит его желание или возможности.

Это ставит Китай в трудную позицию в отношении так называемой международной системы — структур и правил, созданных США и другими странами после второй мировой войны, для регулирования национального суверенитета посредством системы дублирования юрисдикций, транснациональных обязательств и фундаментальных прав. Китай получил огромную выгоду от этой системы, о его росте не могло быть и речи без свободной торговой системы под руководством США, а также процессов глобализации для доступа на рынки США и глобальных морских путей, обеспечиваемых военно-морскими силами США. Однако история унижения Китая в руках европейских колониальных держав сделала его лидеров страстными приверженцами неприкосновенных национальных прав, а также подозрительными к любым уступкам, способным уменьшить суверенитет страны.

Поскольку лидеры Китая не избираются населением, их легитимность в основном держится на двух источниках — их связи с китайской революцией, а также их способности обеспечивать национальную безопасность и экономический рост. Несмотря на то, что Мао Цзэдун замешан в ненужной гибели миллионов людей, а также по официальному признанию был на 30% неправ, его фотография все еще украшает площадь Тяньаньмынь, поскольку легитимность режима отчасти зависит от его связи с восстановлением национального суверенитета, символом которого является Мао.

Экономическая основа легитимности китайского правительства также оказывает огромное давление на способность китайских лидеров принимать решения, которые стимулируют внутренний экономический рост за счет практически всего остального — включая, как говорят, жизнестойкость международного валютного порядка, нераспространения ядерного оружия и основных прав в странах, богатых полезными ископаемыми.

Эта дихотомия создает трудную ситуацию по мере того, как Китай становится второй по величине мировой экономикой. Если Китай во имя сохранения национального суверенитета не будет участвовать в международной системе, то трудно будет говорить о существовании такой системы.

Например, нежелание Китая присоединиться к другим членам международного сообщества, чтобы оказать давление на Иран и Северную Корею прекратить свои программы по созданию ядерного оружия, предвещает падение системы нераспространения ядерного оружия. Активная поддержка со стороны Китая стран, которые нарушают права человека, таких как Судан, Северная Корея и Бирма, подобным образом ведет к подготовительному обезглавливанию международной системы обеспечения прав человека.

Учитывая размер и важность, вне зависимости от намерений, Китай, возможно, непреднамеренно, разрушит международную систему, если он активно ее не поддержит и не будет работать над ее подкреплением или же не изменит ее во имя общего блага. Если он ничего для этого не сделает, мир будет под угрозой.

Если Китай видит себя преемником и бенефициарием послевоенной международной системы под руководством США, то ему нужно сделать значительно больше, чтобы предотвратить и остановить распространение ядерного оружия в Иране и Северной Корее, а также платить значительно больший процент затрат ООН и обуздать свою торговую политику. Также он должен положить конец своим предполагаемым коррумпированным действиям в богатых полезными ископаемыми развивающихся странах, привести свою валютную политику в соответствие с глобальными нормами, принять меры для сокращения выбросов парниковых газов, а также больше заботиться о судьбах людей за пределами Китая и своих решений.

Если, с другой стороны, по полному праву, у лидеров Китая есть альтернативное видение того, как должна выглядеть улучшенная международная система, то ответственность за выражение этого видения, а также за план его реализации, лежит на них. Международная система может быть смоделирована лучше, чем сегодня, однако это не произойдет по умолчанию. Как продемонстрировали в 1940-х годах президенты США Франклин Рузвельт и Гарри Трумэн, такая система должна быть сначала сформулирована, а затем «выкована» посредством решительных действий и глобального лидерства.

Если Китай в качестве основы для международных дел двадцать первого века видит неприкосновенность суверенитета, как это происходит сейчас, тогда он должен объяснить, почему этот принцип не приведет к тем же разрушительным последствиям, которые произошли в девятнадцатом веке и начале двадцатого века.

США и международное сообщество должны признать, что сегодняшний быстрый подъем Китая заслужил право играть важную роль в определении того, как будет проходить двадцать первый век. Однако если китайские лидеры не станут делать больше для поддержания сегодняшней международной системы, а также не сформулируют альтернативу и вместо этого продолжат вспоминать модели девятнадцатого века неприкосновенного суверенитета, то они разрушат глобальный порядок, который со всеми своими изъянами и недостатками, тем не менее, хорошо послужил миру. Страны, которые ценят нынешнюю систему, все больше будут чувствовать необходимость сплотить ряды, чтобы защитить ее.

Джейми Ф. Метзл — исполнительный вице-президент Общества Азии и бывший член Совета национальной безопасности при президенте Билле Клинтоне. Копирайт: Project Syndicate. Перевод — Татьяна Грибова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету: