. Этюды. И два Больших пересекаются в нуле…

Акварели Александра Арефьева. Питер

Акварели Александра Арефьева. Питер

Вадим Бо. Этюд 1.

Плюс два
Три ночи
Акварель разлита
Сухой водой по мокрому листу
На дне кармана тряпочка забыта
В ней то, что я никак не донесу
До алтаря блаженной Катерины —
Смоленское тут рядом, в двух шагах.
Но прячут Боги карты в рукавах
Всемирной электронной паутины
И ночь стучит и плавится в висках.
[imagebrowser id=132]

Вадим Бо. Этюд 2. (для Маши)

Я нарисую твой портрет…
Ну, что же я,
Ты думаешь, за лето разучился?
Позавчера мне кто-то страшный снился,
Вползал в мою реальность бытия
Из нереальности.
И я кому-то снюсь.
И кто-то в ужасе во сне рукою машет.
На коммунальной кухне мыши пляшут,

И два Больших пересекаются в нуле
(проспекта: мой Васёк, твой — Петроградский).
Два дня метёт, но снег какой-то бл/гадский.
И сигареты выкурились все.
Как пел когда-то Б. Гребенщиков
(который нынче толстый и с бородкой):
Мол, путь обратно — слишком путь короткий.
А путь к тебе в сто тысяч лье длинной…
Наверное, я не пойду домой.

Вадим Бо. Этюд 3.

Вчера я расписал красиво холст
И долго думал, глядя на фактуру,
Что где бы мне найти себе натуру,
Чтоб просто усадить на табурет
Раздеть и ей вложить в (пардон) кларнет
И быстро написать — в один момент
Сей строгий музыкальный инструмент.
Потом пить чай, благодарить натуру,
Кларнет в ведро, а в рюмочки — микстуру
(от кашля), а потом пойти гулять…
Страсть как люблю кларнеты рисовать.

 

Другие публикации в рубрике «Литература»: