. Фрагмент истории кудрей в  Германии

Еще совсем недавно прическа означала многое: социальную принадлежность или политическую приверженность. Молодые люди с «ирокезами» — явные «панки». Если вы увидели в толпе длинные волосы цвета «воронового крыла» — не исключено, что их хозяин принадлежал к какому-нибудь направлению «готов». Слово «бритоголовые» уже говорит само по себе о многом. Однако времена меняются. И мало кто из сегодняшних немецких детей знает историю Штрувельпетера. А если и знает, то не боится этого героя.

Глянь-ка, кто проходит там? Фу, неряха Петер сам! Ты на руки посмотри - Ногти длинные узри, Их не стриг он года два, Волосы, как грива льва. Фу! - встречая, скажет всяк -  Что-то с Петером не так!

Глянь-ка, кто проходит там?
Фу, неряха Петер сам!
Ты на руки посмотри-
Ногти длинные узри,
Их не стриг он года два,
Волосы, как грива льва.
Фу! — встречая, скажет всяк —
Что-то с Петером не так!

Штрувельпетера открыл в середине XIX века немецкий врач Генрих Гофман. У него были дети, которым папа на ночь читал истории. Получилось так, что когда-то все истории, которые он считал нужным и возможным прочесть, закончились. Поиски и расспросы соседей не закончились ничем. Тогда доктор решил ни много — ни мало написать свою историю. Или нарисовать. На свет появился Штрувельпетер.
Схожим образом появились и другие знаменитые детские герои Пепи длинный чулок или малыш Карлсон.
В истории должно было быть назидание. Накануне в семье произошла ссора: детей надо было отправлять к парикмахеру. Они сопротивлялись и плакали. И тогда вечером родилась  история страшного и неопрятного мальчика, который год не давал себя стричь:

An den Händen beiden
ließ er sich nicht schneiden
seine Nägel fast ein Jahr.
Kämmen ließ er nicht sein Haar.
…Ein jeder ruft «Pfui»
und «garst’ger Struwwelpeter»

Он не давал расчесывать и стричь свои волосы, а также ногти почти год. И тогда все кричали: «ФУ! Это же Штрувельпетер!»
Вместе с историей родился герой, сначала как кудрявый мальчишка-замарашка, ставший «архетипом» немецкой юношеской неухоженности и неопрятности. Потом «карьера» его росла, расширялась. Его пытались сделать таким всенемецким пугалом, олицетворявшим плохих мальчиков и девочек.
Штрувельпетер, лохматый мальчишка с длинными грязными ногтями, просуществовал больше века и дождался своего золотого часа в 1960-70 гг., когда в Европе возник его настоящий культ. Официально так никто и никогда не называл это время. Но что же это как не время героя, сошедшего со страниц немецкого врача Гофмана?
1960-70-е годы стали временем «штрувельпетеров», когда рок-бенды представляли собой сообщество немытых, нечесаных «диких». Иногда эти «прически» становились апофеозом абсурдности, так что многие музыкальные критики выносили приговор: «Причесок просто не существует».
Сильно помогал в создании таких «причесок» утверждавшийся в обществе метод химической завивки. Еще в 1906 году  немецкий парикмахер Карл Несслер сделал открытие, как с помощью некоторых химических средств можно прямые волосы сделать вьющимися. Потом эстафету подхватили другие парикмахеры, постоянно усовершенствуя метод, пока, наконец, в 1932 году не произошла революция в деле изготовления кудрей. Был открыт метод химической завивки. Дальше все развивалось уже в духе модных направлений: то кудри мелким бесом, то крупные локоны, демонстрируя нам эпоху открытий 1970-х годов.
С окончанием бунтарского периода в музыке пришел конец и «политической» власти прически вообще. «Лошадиная грива» панков сменилась классическими «нормальными» стрижками, не позволяющими выделяться из толпы. Будущий министр иностранных дел Йошка Фишер тоже отрежет свои «лохмы» и отстранится от своего «штрувельпетерского» прошлого. Футболисты — идолы нации — срежут химию на голове и тоже успокоятся. Умеренная завивка — вот что займет место панковских причесок. А в 1990-х годах снова появится тенденция «Назад к природе!», периодически возникающая в конце столетий. Человеку можно и нужно помогать становиться лучше и красивее, но так чтобы эта помощь была не очень видна.
В начале XXI века мало кто делает химическую завивку: метод все больше и больше теряет популярность. Однако «Союз немецких парикмахеров» говорит о том, что скоро наступит Ренессанс химической завивки.
Неужели мы все снова покроемся буклями и станем похожими на овец? Или на Штрувельпетера?