. Крис Паттен. Великобритания голосует, а действительность подождет?

Мне бы не хотелось, чтобы это звучало, как хвастовство, однако последний раз консервативная партия побеждала на выборах в Великобритании в 1992 году, когда премьер-министром был Джон Мейджор. В то время председателем партии, который руководил победной кампанией, был я.

Мы победили на выборах, однако я проиграл собственную гонку за место в парламенте, и меня отослали в Гонконг в качестве последнего губернатора британской колонии. Таким образом, меня не было рядом, когда консервативная партия, потеряв волю к управлению, решила в середине 1990-х годов отставить в сторону роль Великобритании в Европе. Как сказал Уинстон Черчилль, проблема политического убийства заключается в том, что вы всю жизнь будете об этом сожалеть.

Несмотря на то, что Мейджор провел экономику через период пострецессионного восстановления, он проиграл Тони Блэру в 1997 году, завершив восемнадцатилетний период правления консервативной партии, что также ознаменовало тринадцатилетний период правления лейбористов, который, вероятно, закончится, когда в Великобритании 6 мая пройдут новые выборы правительства.

Блэр получил в наследство крепкую экономику и, если уж быть честным до конца, он не развалил ее. Например, вместе с министром финансов Гордоном Брауном придерживался планов государственных расходов своих предшественников. В первые девять лет правления лейбористов государственные расходы по отношению к ВВП были ниже, чем в соответствующий период правления консервативной партии.

Далее мы попали в обычную британскую западню. Браун, став премьер-министром в 2007 году, отпустил поводья в плане расходов и заимствований, таким образом, когда глобальный кризис ударил по Британии, она уже страдала от структурного фискального дефицита и кредитного пузыря. Страна была хуже подготовлена к катастрофе, чем большинство других стран. В результате, кто бы ни победил на выборах, ему придется заниматься ужасной работой по сокращению бюджетного дефицита страны – 12% от ВВП – а также по возвращению экономики на рельсы устойчивого восстановления.

Консерваторы будут воспевать молодого лидера Дэвида Кэмерона, который вернул их на умеренную политическую позицию, при которой обычно побеждают на выборах. Лейбористы под руководством Брауна не популярны, когда экономика увязла в больших проблемах, а общее направление, которое было у партии, исчерпало свои идеи. Либеральные демократы под руководством Ника Клегга значительно выросли и даже могут настойчиво продвинуть лейбористов на прямых выборах. Однако структура британских выборов такова, что победа для них практически статистически невозможна.

В действительности, в опросах общественного мнения голоса распределяются плотно. Многое будет зависеть от телевизионных дебатов между лидерами, которые впервые проводятся в избирательной кампании Великобритании. Каждого из лидеров тщательно подготовили для того, чтобы избежать ошибок, которые могут стоить его партии выборов, и до сих пор ни один из них не навредил себе по неосмотрительности.

Если перед Клеггом стоит почти невыполнимая задача, то работа Кэмерона значительно сложнее, чем она могла бы быть, поскольку британская электоральная система имеет сильный уклон против консерваторов. Наиболее ориентированные в сторону лейбористов части Великобритании – Уэльс, Шотландия и урбанизированная Англия – представлены чрезмерно.

Электорат в избирательных округах, где обычно доминируют лейбористы, меньше, и границы районов недостаточно учитывают распределение населения. Таким образом, для того чтобы избрать консерватора, нужно больше голосов, чем лейбориста. На последних выборах лейбористы получили на 3% больше голосов избирателей, чем консерваторы, однако получили на 150 мест больше. Сегодня ситуация более уравновешена, однако Кэмерону еще нужно многое сделать, если он хочет победить.

Я думаю, что он сможет это сделать – и не только потому, что сегодня наиболее сильный электоральный аргумент сегодня – это «время перемен». Избиратели имеют тенденцию избавляться от правительств, как только должностные лица теряют свой наиболее ценный атрибут: веру на слово. Кажется, что лейбористы сегодня находятся именно в таком положении.

Однако, какой бы ни был результат, перед новым правительством встанет обескураживающая проблема – проблемы, которые будут еще более обескураживающими в отношении «подвешенного парламента», который будет нуждаться либо в коалиционном правительстве, либо в правительстве меньшинства, которое нужно будет сформировать после выборов. Речь идет не только о суровых мерах, которые потребуются в государственных расходах в предстоящие годы. Больше беспокоит то, что, кажется, избиратели не принимают этот факт. Они, вероятно, обнаружат, что экономическая реальность, когда завершится избирательная кампания, ‑ это слишком холодный душ.

Как наследственный консерватор, несмотря на довольно умеренные тенденции и глубокое подозрение к идеологии, я, естественно, хочу, чтобы победил Кэмерон. Он умен, благопристоен и силен. Я думаю, что он был бы хорошим премьер-министром. Однако ему не позавидуешь. Эта работа потребует от него больших умений руководителя, чтобы убедить избирателей в том, что для того чтобы предотвратить национальный упадок, мы должны умерить свой аппетит во все более увеличивающихся государственных расходах. Старые законы экономики домохозяйств все еще применимы. Нельзя тратить больше, чем зарабатывается – даже в так называемой новой экономике двадцать первого века.

Я подозреваю, что другие страны также должны будут усвоить этот урок. В Европе, не только в Греции, творится беспорядок. Государственные средства Испании и Португалии в немного лучшем состоянии, однако перед этими странами стоит огромная проблема увеличения их конкурентоспособности внутри еврозоны. Например, в Испании зарплаты выросли слишком быстро, а продуктивность отстала.

Мы должны быть настороже политических беспокойств на протяжении нескольких следующих лет во многих европейских странах, поскольку перед людьми откроется неудобная правда. Не только в Великобритании политика, время от времени, будет становиться чересчур волнующей.

Copyright: Project Syndicate, 2010.  Перевод – Татьяна Грибова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian – Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:

Последние публикации рубрики «Шепотом в рупор»: