. Мишель Рокард. Ослабление и падение политической Европы

ПАРИЖ. Ряд решений, которые были приняты в Европе за последние несколько лет, встревожили меня. Первое решение — навязывание принципа единогласия внутри Европейского Союза при принятии какого-либо решения, касающегося внешней политики или использования вооруженных сил с какой-либо другой целью, кроме гуманитарной. Поскольку должны согласиться все, то согласия пока ни в чем не достигнуто. Как результат, Европа не может выработать общую внешнюю политику.

Вторым пугающим решением является решение ограничить бюджет Союза до всего лишь 1% ВВП Европейского Союза, таким образом создавая в последнее десятилетие препятствия для какой-либо новой общей политической инициативы. Третье решение касается британского вето на кандидатуры Жана Люка-Дехане и Жана-Клода Юнкера на пост президента Европейской Комиссии. Когда появилось последнее британское «нет», я печально провозгласил смерть политической Европы приговор, из-за которого я стал объектом резкой критики, даже со стороны друзей.
Эти решения стали со временем тревожить еще больше, поскольку необходимость в «большей Европе» постепенно становилась более очевидной. Только объединенная и сильная Европа может вступить в глобальную борьбу против изменения климата, поддержать принятие новых финансовых стандартов, чтобы избежать неумеренности, которая привела к кризису 2008-2009 годов, и справиться с развивающимся Китаем, доля которого в мировой торговле скоро будет составлять 20%.
Великий банковский, финансовый и экономический кризис, которому все еще противостоят все страны мира, еще больше усугубил ситуацию. Ирландия, самый большой бенефициарий от членства в ЕС, продемонстрировала мощный антиевропейский рефлекс, несмотря на то что, она рано и сильно пострадала от кризиса.
Тем временем Германия, которая длительное время была гордым держателем европейского факела надежды, все чаще поворачивается спиной к этому наследству, особенно после того, как рынки напомнили немцам, что их страна намного более европеизирована, чем они, казалось, полагали или осознавали. Германия сплотилась с Европой, когда в прошлом году кризис был в самом разгаре. Но сейчас, когда страх перед глобальным Армагеддоном отступил, Германия обратилась внутрь самой себя.
Выбор времени особенно странный, так как эта изолированность наступает непосредственно после того, как Германия, Франция и Великобритания цинично договорились обеспечить ЕС президентом Совета ЕС и министром иностранных дел. Но кандидаты на все три поста выдали намерения всех трех стран ЕС: благородный и компетентный президент Герман ванн Рампой и, возможно, баронесса Кэтрин Эштон, они абсолютно неизвестны и, таким образом, не представляют угрозы силам, находящимся в Берлине, Париже и Лондоне.
Конечно, все еще существует евро, единственный великий политический успех Европы за последние два десятилетия. Но сейчас даже он подвергается сомнению благодаря Германии. Все восхищаются жестким руководством Германии и способностью проводить реформы. Мы также все восхищаемся ее серьезностью в отношении всего, что касается валюты, ее приверженности бюджетной строгости и ее постоянным поиском возможностей для экспорта, несмотря на отсутствие компенсации за ущерб, нанесенный тем, кто выдерживает дефицит, по величине соответствующий профициту Германии.
Но кризис изменил все. Он ослабил несколько европейских государств менее стойких, чем Германия. Три балтийских государства, Венгрия и не входящая в состав ЕС Исландия являются банкротами. Конечно, они не принадлежат к еврозоне, но Греция, Испания, Португалия и Ирландия принадлежат, и они находятся почти в таком же отчаянном положении.
Но Германия настаивает на навязывании своей строгости всей еврозоне, стратегия, которой вышеупомянутые страны будут придерживаться только в случае социального хаоса. Эти страны могут выйти из кризиса — своего кризиса — только если валютная политика даст им пространства для роста. Но Германия отвергает это мнение, таким образом серьезно подвергая опасности общую валюту Европы.
Вопреки почти всем министрам иностранных дел и президентам еврозоны, председателю Экофина и президенту Европейского центрального банка, Германия настаивает на том, чтобы для спасения Греции пригласили Международный валютный фонд — грубый отказ от принципа солидарности при поддержке евро. И, благодаря Германии, процентные ставки, которые Греция будет платить по комплексным договорам о займах, составленными другими странами еврозоны, будут очень высокими, что означает, что ее экономика не сможет оправиться некоторое время и что финансовая драма сильно отразится на общей судьбе евро.
Более того, германский канцлер Ангела Меркель позволила себе размышлять по поводу того, следует ли исключать страны, которые находятся в опасном положении, из еврозоны. Делая это, она предложила решение, которое полностью исключается договорами об образовании евро, и формально объявила, что Германия, возможно, готова дестабилизировать зону и общую валюту, чтобы служить интересам своей политики. Пока Меркель, кажется, полагает, что все страны еврозоны должны играть по таким же правилам, она, возможно, не осознает, что именно сама Германия играет по ним одна, преследуя свои узкие национальные интересы.
Почему Меркель действует таким образом? Одна из причин состоит в том, что она руководит коалиционным правительством, которое стоит на пороге выборов, и что она оказалась в очень коварной ситуации вместе со своим парламентом. Но если близорукость и тяжелое положение во внутренней политике приведут к тому, что каждый член ЕС будет делать все, что он хочет, преследуя свои собственные интересы, Европа скоро сместится из экономического кризиса в политический.
Если бы у «политической Европы» было больше власти, с греческим кризисом справились бы с помощью одного жесткого разговора в верхах. Но политической Европы не существует — и у экономической Европы осталось не много энергии.
Учитывая состояние мировых финансов, гибель евро стала бы феноменальной катастрофой. Ее все еще можно избежать, но только если все европейцы вспомнят свою солидарность и будут действовать с необычайной смелостью и упорством.
Copyright: Project Syndicate, 2010. Перевод — Татьяна Грибова

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:

Последние публикации рубрики «Шепотом в рупор»:

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету: