. Жизнь и театр страстей

В 1950 году вновь сыграны были религиозные Действа  Обераммергау, на которые собрались опять сотни тысяч зрителей. Приехало все руководство новой демократической Германии вместе с канцлером Конрадом Аденауэром.Кардинал Фаульхабер опять провозгласил «церковную миссию», возложенную на обитателей деревни.

Два Христа: Андреас Рихтер (сл.) и Фредерик Майет. Фото: А. Иванов

Два Христа: Андреас Рихтер (сл.) и Фредерик Майет.
Фото: А. Иванов

Местное руководство поспешило тогда заявить, что Страстные действа были в остром противоречии с национал-социалистической идеологией и только стойкости их сограждан они обязаны тем, что в «непорочной форме» они сохранились в эти мрачные времена. Увы, это была ложь самим себе, а слова Иисуса «все вы отречетесь от меня в эту ночь» — были опять беспощадной правдой.

[imagebrowser id=136]

В 1960-е годы началось движение за обновление текста и режиссуры Страстей и открытие тех «ран совести», которые нанесло время. Продолжается оно и до сих пор.

Современность не стоит, может быть, комментировать, но предоставить ей самой заключительное слово.

Кристиан Штюкль, режиссер. Фото: А.Иванов

Кристиан Штюкль, режиссер. Фото: А.Иванов

Кристиан Штюкль, режиссер Страстных действ Обераммергау 2000 и 2010 годов: «Мы снова разыгрываем ту же самую историю, историю Иисуса из Назарета… Историю одного еврея, жизнь которого, начатая в бедности, закончилась в мучениях на одном из ужаснейших орудий пытки, римском кресте, поскольку он не прекращал называть религиозных вождей своего времени лицемерами, волками в овечьей шкуре, слепыми вождями слепых… Историю Христа, Спасителя, воскресение которого привело к огромному движению… Историю человека, учение которого за последние 2000 лет невероятно много изменило, тысячам людей помогло прямо с высоко поднятой головой, свободно и исповедуя Бога пройти через мир, учение, которое отпечаталось на нашей культуре и образе жизни и подало надежду и силу души бесчисленным угнетенным…. Но и историю человека, последователи которого, христиане, принесли в мир невероятно много страдания, ревностная вера которых не останавливалась перед насилием и оставила после себя кровавый след. Миллионы евреев — братьев Иисуса по вере — погибли в XX веке, потому что церкви и страстные Мистерии на протяжении столетий сеяли семена антисемитизма. Национал-социалисты ступили на обильно удобренное поле…

Для многих Обераммергау — это пружина действа как религиозного акта. В середине XX века Страстные действа были объявлены епископом и кардиналом Фаульхабером «Missio canonica», «церковной миссией». Действа как священнослужение? Действа, как месса, с целью умножать веру и любовь зрителей и подвигать их к покаянию?

Сомнительно, что на это претендуют Страстные действа. Подобная претензия была бы самодовольной и глупой. Многие актеры имеют такие же сомнения в вере, как и их зрители, многим актерам чуждо выступать миссионерами, да и в Обераммергау тоже некоторые уходят из церкви. Но Обераммергау не перестает играть.

Собирает нас каждые десять лет сама история, история человека из Назарета, и может быть еще особое место, где мы эту историю рассказываем — театр.

В 1859 году патер, режиссер и редактор текста «Страстей» Иосиф Дайзенбергер писал в своей истории деревни Обераммергау: «В сущности каждый житель Обераммергау дружен с музыкой и театром»… В театре царит то единство, которое снаружи в ежедневной жизни лишь изредка достижимо.

Альпийские истории Обераммергау