. Смерть самых лучших выбирает…

Вечер памяти музыкального руководителя и дирижера мюнхенского Театра песни Аллы Фишман

Мюнхенский хор вспоминает своего руководителя.

Мюнхенский хор вспоминает своего руководителя.

Признаться, я содрогнулась, прочитав в анонсе такие строчки: «Грустить не будем в этот вечер — с улыбкой будем песни петь»… Возможно, потому, что до сих пор живет во мне воспоминание о другом вечере, также посвященном памятной дате со дня смерти безвременно ушедшей из жизни женщины. Ее супруг, известный писатель, видимо, от всего сердца желая, чтобы она предстала перед нами как живая, рассказывал со сцены веселые и смешные случаи, но в зале почему-то никто не улыбался. Наверное, потому, что поминание страшной утраты — а что может быть тяжелее и горше, чем смерть человека — и воспоминания  о нем все-таки разные вещи.

Но это — исключительно мое личное мнение. Возможно, я глубоко не права, тем более, что вечер, посвященный Алле Фишман, прошел на одном дыхании. Память о ней звучала в каждом выступлении, в каждом рассказе, в каждом сочиненном в ее честь стихотворении: и во время исполнения Натальей Коган  шубертовской «Серенады», когда кто-то из зала положил на край сцены алый букет — для Аллы, которая должна была петь ее в новом спектакле родного мюнхенского Театра песни, и в исполненных неизбывной скорби пронзительных словах Ларисы Нестеренко о том, что Театр песни отныне всегда будет носить имя Аллы Фишман, но ее самой уже никогда не будет с нами, и в творчестве ее учеников — выпускников созданной ею Русской школы. Этот вечер, в организации которого большую роль сыграл друг, коллега и партнер Аллы Фишман, режиссер и художественный руководитель Театр песни Александр Мерлин, еще раз показал, сколько людей любят Аллу, помнят ее, восхищаются ею…
Татьяна Стоянова

Другие публикации из серии «Мюнхенская жизнь»: