. Интеграция — дело государственное

Мы встретились с Мартином Ноймайером в его рабочем кабинете в одном из зданий Правительства Баварии. Тема разговора — одна из самых трудных и болезненных в Германии после темы «Кризис».  Интеграция.

Мартин Ноймайер, член Баварского ландтага, уполномоченный по делам интеграции при Баварском правительстве. Фото: И. Савватеева.

Мартин Ноймайер, член Баварского ландтага, уполномоченный по делам интеграции при Баварском правительстве. Фото: И. Савватеева.

— Что такое интеграция? Куда и кого Вы интегрируете? — Так сразу в лоб спросила я члена Баварского ландтага, уполномоченного по делам интеграции при Баварском правительстве господина Ноймайера.
— Каков вопрос, таков ответ: всех и повсюду. На самом деле, если бы на этот вопрос был прямой однозначный ответ, то проблемы бы не существовало. А она не только есть, но с каждым днем становится все острее. Так что в феврале 2009 года Баварским правительством был создан специальный отдел интеграции, а я назначен его руководителем — Integrationsbeauftragte.
В Баварии проживают представители 16 государств с 3 континентов. Если говорить о процентном составе населения, то около 20–22 % его составляют жители, имеющие своими корнями другую государственную принадлежность. Решить проблему интеграции поэтому представляется очень и очень трудной задачей.
— И в каком направлении она решается?

— Мы пытаемся организовать межнациональный, межконфессиональный диалоги. Общаемся с представителями религиозных  и культурных общин, пытаемся установить контакт с национальными СМИ. Идем в народ. Например, с госпожой Екатериной Скаковской, занимающейся у нас «русскими» (слово в кавычках потому что имеется ввиду население, приехавшее в Баварию из стран бывшего СССР), мы однажды пошли… в дискотеку. Там было много молодежи, говорящей по-русски, представителей многих стран. Реакция их была самая разная: от удивленной до агрессивной. Удивленная — неужели член ландтага ходит по дискотекам в поисках прямого контакта с населением, агрессивная — у тех, кто уже прошел некоторые испытания в Германии, впрямую столкнувшись с проблемой непонимания, разных ментальностей, невозможностью найти рабочее место и вдруг увидел перед собой человека, способного не просто выслушать, но и, может быть, помочь.
— Это все хорошо и замечательно — прямой контакт с представителями интегрируемого общества. И насколько велики шансы, что наступит счастливый день, когда общество живет в мире и согласии, так сказать, полностью интегрированное. Мне, например, не ясен вопрос: интегрирована ли я. Живу в Германии почти 20 лет. У меня два гражданства. Я владею немецким языком. Не являюсь получателем социальной помощи. Дети ходят в гимназию, где довольно часто слышат вопрос: «А когда вы назад в Россию?» В какую Россию они должны ехать назад, если их родной язык — немецкий, они родились в Германии, ходили здесь в детский сад, потом в начальную школу? Не должна ли интеграция осуществляться в двух направлениях? Одно — интеграция иностранцев в немецкую среду, а с другой стороны — интеграция среди немецкого населения мысли о том, что некие иностранцы — весомая и несписываемая со счетов часть немецкого общества. То есть строить мосты с двух сторон: где-то посередине они встретятся.
— Вы задели самое больное место во всей огромной проблеме интеграции. И собственно, обозначили проблему. — Мы пытаемся наметить программу на государственном уровне. А решение проблемы спотыкается о частности. Например, я добьюсь все-таки того, чтобы дипломы специалистов из бывшего СССР признавались на территории Баварии. Это – очень непросто будет сделать. Но видеть, как остаются без дела квалифицированные специалисты, тоже очень тяжело. Этот вопрос задают мне чаще всего на встречах с эмигрантами из России или Украины.
Общеизвестна также проблема освоения немецкого языка. Ясно, что без хорошего владения языком невозможно понять другой народ, усвоить его обычаи и привычки. А найти работу по специальности просто невозможно. Мы расширяем спектр предложений языковых курсов, в школах пытаемся ввести специальные уроки для детей иностранцев. Все эти кажущиеся небольшими проблемы на самом деле — вершина айсберга. Например, каждый дополнительный урок в школе – это и дополнительная финансовая нагрузка для школы, помимо физической для учителя. Эти дополнительные часы не покрыты страховками. Значит, ведутся переговоры с компаниями о страховой защите на это время. И так далее. И если уже в масштабах одной школы проблемы достаточно непросто решить, то можете себе представить, как осуществляется это в рамках земли. Но мы не теряем оптимизма, зная, что наша работа найдет положительный отклик!
На такой положительной ноте рассталась Инна Савватеева с членом ландтага Мартином Ноймайером.

Беседу вела Инна Савватеева

Другие интеграционные новости: