. Смотритель с башни Даниэля

Экскурсии по Мюнхену и Баварии, которые мы проводим являются следствием длительной и серьёзной подготовки

— Мы пишем о Нердлингине, Вы — настоящий нердлингенец? — спросила я, спустившись со смотровой площадки собора св. Георга  в Нердлингене.

 

Немного прищурившись и как-то весь хитро собравшись и сжавшись в забавную пружинку, готовую неожиданно распрямиться, пожилой мужчина ответил:

— С 800 года.

Башенный смотритель церкви св. Георга в Нёрдлингене г-н Бауэр.

Башенный смотритель церкви св. Георга в Нёрдлингене
г-н Бауэр.

Отлично! Тональность была найдена сразу. А дальше нам еле удавалось вставлять вопросы, интересовавшие нас:  рассказ, походивший на хорошую лекцию профессора по истории, прерывать которую не хотелось и не было возможности.

Господин Бауер, один из пяти башенных сторожевых, конечно, начал со знаменитой истории про свинью, которая спасла город.

У каждого более-менеее уважающего себя города есть спаситель: то гуси, то крысолов, то бургомистр. У Нёрдлингена есть, конечно, своя, отличающаяся от  других история. Этот город спасла… свинья.

Вполне возможно, что именно прабабушка этой свинки спасла город. Фото: А.Иванов

Вполне возможно, что именно прабабушка этой свинки спасла город. Фото: А. Иванов

«… много-много лет тому назад некто Плохиш подкупил стражника городской крепостной стены. Изменивший своим ближним сторожевой, в чьи обязанности входило запирать городские ворота на ночь и бдить, чтобы никто не проник в город, оставил их полуоткрытыми. Некто-чужак  за некоторую плату должен был пробраться в город, чтобы позаимствовать кое-какие ценности мирно спящих горожан.

Город спасла свинья, отставшая от своего стада. Ей вздумалось вернуться домой, когда уже люди мирно почивали в кроватях, а животный мир утихомирился в стойле. Свинья просто застряла в воротах. И начала издавать звуки, которые может издавать только свинья, где-то застрявшая. Было громко. На всеоглушающее хрюканье прибежала хозяйка, которая и обнаружила родную свинку в дверном проеме.

Может, конечно, прабабушка это свиньи застряла в воротах.

Может, конечно, прабабушка это свиньи застряла в воротах.

Что тут началось! Что тут началось — не описать словами! Стражник-караульный был немедленно арестован и допрошен. Он признался во всем. Чем закончилось признание, история умалчивает (потому как не известно доподлинно, в какие дальние времена произошла эта история — в средневековье ему, не задумываясь, отрубили бы голову на городской плошади или повесили, в более поздние времена, наверно, судил бы суд). «Доподлинно» известно лишь, что хозяйка той свиньи крикнула изменнику в лицо: «So G’sell so», что можно вольно перевести, как «ах, ты такой подлец!»

Конкуренция среди "спасительниц" города велика. Фото: А. Иванов

Конкуренция среди «спасительниц» города велика. Фото: А. Иванов

И с тех самых пор повелось каждый вечер, в 22.00, башенному св. Георга (в народе — просто Даниэль) кричать с самой верхней точки собора  эту фразу: «So G’sell so!»  как напоминание о чудесном спасении города, которого, может, и не было. Но которое обязательно надо было придумать, чтобы возникла такая чудесная, такая замечательная традиция.

— И вы кричите эту фразу каждый день?

— Да, если не играю в театре.

— Вы играете в театре?

— Да. Шекспира.

Конечно, и сразу было абсолютно ясно, что может исполняться на любительской сцене в небольшом городке, находящемся на романтической дороге. Разумеется, город не выживет без Шекспира  и его «Сна в летнюю ночь».

— А какую роль вы играете?

— Эльфа.

На этом месте мы взяли паузу.

— Кто вы были в прошлой жизни?

— В «той» жизни — до пенсии — я сначала был пекарем. Булочником. Потом у меня была небольшая фирма, занимавшаяся перевозками. Затем я ушел на заслуженный отдых. Но отдыхать мне как-то не очень захотелось. Мне предложили стать «башенным» и охранять вход на смотровую площадку  св. Георга. Вот сижу и охраняю. Знакомлюсь с разными людьми, как вот сейчас с вами. Мне интересно.

— В начале нашего знакомства вы сказали, что вы настоящий нердлингенец. Как говорится, «настоящее» не бывает. А могли бы вы как-то его описать?

На этом месте впервые наш собеседник задумался и, как сказали бы у нас, «начал чесать репу». Скрип мозговых извилин был слышен отчетливо…

— Хорошо, не надо про «настоящего» нердлингенца. А еда какая-то типично нердлингская есть?

Тут он просто как будто выстрелил из ружья:

— Жаркое из свиньи!

Вот так и получается, «Кто хранит, того едим» или «Кому поклоняемся, того едим».

Потом был длинный рассказ про достопримечательности города, про то, какой он славный и самый лучший в мире.

Таких историй мы наслушались множество и давно знаем, что каждый житель своего города — настоящий патриот.

Это — прекрасное чувство, которое мы, к сожалению, не можем разделить.

Мы хотели было услышать крик нашего знакомого So G’sell so!», но на город стал опускаться вечер, и мы приняли решение все-таки встретить ночь дома…

Другие материалы из рубрики «Романтическая дорога» читайте здесь: