. Сексуальная гонка наперегонки со временем

«Мы, испанцы, — это месса утром, коррида после полудня и бордель поздно вечером», — любил говорить Пикассо.Так он и жил. Выражаясь современным русским языком: «жжог» или отрывался. На полную катушку. Сексуальная палитра, как и художественная, гениального художника огромна: от множества официально признанных любовниц до бесчисленного количества визитов в бордели, в одном из которых он, несомненно, и получил в возрасте 20 лет «творческую» болезнь сифилис.

Пабло Пикассо. Рост — 158 см. Современная модель с подиума  окинула бы полупрезрительно коротышку сверху вниз и сказала: «Маэстро! Вам надо учиться прыгать! Не забудьте надеть коньки и шляпу». Но совершенно не исключено, что после этого она пошла бы с ним в кровать, чтобы заняться некими шалостями. По воспоминаниям современников, Пикассо был сильнейшим сексуальным магнитом, привлекавшим к себе самых красивых (и не бедных !) женщин Европы. «Секс с младых ногтей был любимейшим моим занятием»,- вспоминал Пикассо, будучи немощным и больным. Переполненный комплексами неполноценности по поводу своей внешности, он пытался компенсировать их в другом месте. «Лупоглазый коротышка», как называли его в парижских борделях, испробовал на себе едва ли не все виды сексуального разврата. Сожительствуя и с женщинами и с мужчинами, он уступал своих партнеров и партнерш друзьям, а иногда «пользовал» их общей компанией… Одно время «секс на троих» (например, жена Пикассо, он сам и его друг) был одним из его любимейших развлечений. Официально Пикассо был женат дважды, первый раз на русской балерине Ольге Хохловой, с которой они поженились в 1918-м, а расстались в 1935; и второй раз на француженке Жаклин Рок, с которой они прожили вместе с 1961 года до самой кончины художника. А вот количество любовниц, натурщиц и просто поклонниц, готовых пасть в объятия самого знаменитого художника мира, не поддается исчислению. Сексуальные приключения в жизни становились темой его живописных (а еще чаще графических) работ.

В 1902 году, в самом начале «голубого» периода (фон — трагическая смерть-суицид друга) он пишет картину «La Douleur» («боль, агония»), одну из самых знаменитых эротических сцен в его творчестве, долго скрываемую в запасниках Метрополитен-музея и сравнительно недавно получившую свое место в экспозиции.

Пабло Пикассо. La Dom, 1902-03

Пабло Пикассо. La Douleur, 1902-03

Помимо смерти друга, фоном является и залеченный сифилис (или скрываемый). Поэтому не исключено, что живописное полотно писалось по воображению. В нем — весь Пикассо! И с его отношением к женщине: «Ничто не похоже так на пуделя, как другой пудель. То же самое можно сказать и о женщинах». И с его отношением к сексу как скучной прозе жизни. Факт официально запечатленного феллацио — ни больше-ни меньше, чем обычная рядовая повседневная бытовая сцена. Явно скучающий, равнодушный к происходящему мужчина-полуподросток (достаточно выраженный портрет Пикассо). И склонившаяся над ним уродливо перекосившаяся женщина… Попытка сделать интимную тайну фактом общественного достояния? Скорее, нет: Пикассо даже и не думает о том, что выплескивает наружу то, что является радостным сокровением двоих. Живописно это полотно решено в духе средних произведений «голубого» периода. Не гениально, но талантливо! А идея… Иллюстрации к «Кама сутре» наполнены большим уважением к партнерше, несущей своему любимому муки радости.

В творчестве Пикассо больше нет (или нам они не известны!) живописных полотен такого откровенно порнографического характера. Превратившийся в старости в похотливого импотента, он с радостью «обсасывал» запретные темы, существуя по принципу: «Мне, гению, все можно!» И тогда в его творчестве появлялись рисунки, которые можно было ставить в качестве иллюстраций к «Декамерону» или вузовскому учебнику по медицине.

Эпиграфом к ним могли бы стать слова самого Пикассо, которые он повторял беспрестанно: «Cuando tengas ganas a joder, jode» («Когда хочешь <…>аться, — <…>ись»).

Собственно, комментарии к этим рисункам мало нужны. В очертаниях и линиях — все тот же гениальный Пикассо, способный одним росчерком создать «портрет» эпохи. Но, как свойственно многим гениям, также талантливо можно этим росчерком и убить, и унизить, и свести на «нет». Женщина — одно из прекраснейших творений природы, выступает в роли низменного «спермоприемника», объекта сексуального наслаждения мужчины, факта, неизбежно присутствующего в биографии любого мужчины, как «утешительницы плоти». Не более. Вот она в грациозной позе приближается к эрегированному огромному фаллосу, подсмотренному Пикассо у Бердсли, на другом рисунке она вся распахнулась, выражая скучно-бордельное желание принять этот фаллос в себя, в третьей сцене в акробатической позе протягивает руку и касается того, что принято называть мужским достоинством. Женщина, редуцированная до половых органов, до символа «сиськи-пиписьки», лишенная любви художника. Словно месть возникли эти рисунки. Приговор. За которым последовала казнь. «Для меня существует лишь два типа женщин — богини и тряпки для вытирания ног». Эти рисунки — из того периода, когда художника преследовали одиночество и неудачи. Перида вытирания ног.

К счастью, есть в его творчестве и другие изображения половых актов. Актов, когда на зрителя выходит, выпрыгивает и покоряет собой нежность. Она сразу воздействует на человека-зрителя так, как тот себе и представлял эту особую атмосферу защищенности и умиротворения.

Пабло Пикассо. Нежность

Пабло Пикассо. Нежность

Неуклюжее тело, деформированное и короткое (автопортрет Пикассо?!), влилось в женщину. А она пытается проникнуть в него. Это — любовь. Это — страсть, граничащая с отчаянием. Это — боль. К этому рисунку намного больше подходит название живописного полотна «La Douleur» (боль, агония). Искреннее страдание прочитывается сразу — то, что здесь происходит, по-настоящему чувственно и по-настоящему трагично. Но такие примеры в творчестве Пикассо единичны. Может, на изображенном рисунке запечатлен момент, когда женщина, по представлениям Пикассо, еще была Богиней.

Богини по Пикассо — женщины первого этапа, первой влюбленности. В них — очарование и шарм, они соблазнительны и таинственны. Богинями они оставались даже, иногда пережив не одну пару ночей с Пикассо. Но стоило им забеременеть, заболеть или… предъявить претензии, как следовало их немедленное «увольнение». Изгнание из рая, с подиума, вычеркивание из списка обожаемых и почитаемых. Франсуазу Жило, родившую Пикассо сына Клода и дочь Палому (ныне одного из самых знаменитых модельеров мира), когда та заболела, он методично добивал, повторяя: «Ненавижу больных женщин!».

Женщина — тряпка, которую надо сжигать по мере ее утилизации. Бесконечен цинизм гениального художника, не делающий его талант меньше. Пикассо прожил 91 год. Видимо, Богу очень нравились его картины, если он позволил этому человеку так долго участвовать в сексуальной гонке наперегонки со временем и запечатлеть ее на холсте и бумаге. В конце концов, может, эта была любовь? «В основе нет ничего, кроме любви, какой бы она ни была» (Пикассо).

Секс в культуре и искусстве на портале «Германия плюс»