. Срамная свалка великой античности

На вступительном творческом экзамене в Академии художеств мне досталась картина «Последний день Помпеи». Кто не помнит эту огромную композицию из Русского музея Карла Брюллова, где на заднем плане — извергающийся Везувий, а на первом — красивые обнаженные тела, спасающиеся от беды?

Позже, во времена студенчества на лекциях по русскому искусству первой половины XIX века преподаватели долго и нудно объяснили, что голыми люди бегают на полотнах, потому что царила эпоха классицизма, обращавшегося к первоисточникам —  искусству древнего Рима или Греции. Точно также нам объяснили, что гетеры римские на увитых террасах — из той же серии, из классицистического понимания модели: она должна быть совершенной и обнаженной.

Карл Брюллов. Последний день Помпеи.

Карл Брюллов. Последний день Помпеи.

При этом, наверно, по той же причине, по которой нам объяснялось, что секса в СССР нет, или по незнанию — учителя-то были не выездные и историю искусств изучали по доступным им мутным цветным и черно-белым картинкам — нам замолчали и не рассказали истинную историю маленького города Помпеи у подножия Везувия. Города, если сравнивать с библейской историей — прямого родственника Содома и Гоморры, если с современной — то Амстердама в районах его красных фонарей.  Небольшой город Помпеи был самым большим борделем античности, куда приезжали за сексом. И замечательные обнаженные девушки с красными шарфами (на самом деле отличительный признак проституток) — единственное, что демонстрировалось в качестве разрешенного — это лишь мизерная и очень причесанно-наивная часть фресковых циклов, посвященных исключительно одной теме — сексу. И градостроительные аналоги в истории мировой культуры выстраиваются однозначно, и литературно-художественная  параллель тоже сразу возникает в голове — живописная Кама сутра, близкая по духу литературным текстам и скульптурным циклам азиатских регионов.

Извержение вулкана Везувия произошло в 79 году после Рождества Христова. Оно стерло с лица земли Помпеи и Геркуланеум. Видимо, боги так разгневались на то, что происходит здесь, что решили сжечь эти города, снести с лица земли. Но благодаря их гневу мы имеем теперь то, что имеем.

Раскопки Помпеи, прогремев на всю Европу, стали в свое время самым крупным археологическим проектом эпохи Просвещения и возродили в художественных кругах интерес к классицизму в искусстве. Однако эстетика классицизма не вязалась со многими помпейскими находками, особенно сделанными в городском лупанарии. Среди «неудобных» для экспонирования предметов были фрески и надписи Приапеи, скульптурные сцены содомии и зоофилии, домашняя утварь фаллической формы. Никто не знал, что делать с помпейской срамной свалкой. В 1819 г. сицилийский король Франческо I, посетивший места раскопок в сопровождении супруги и дочери, был настолько возмущён увиденным, что потребовал увезти все «крамольные» предметы в столицу и запереть их в секретных помещениях. Известный своей чинной благопристойностью Ватикан поддержал короля: «Найденные фрески приводят в смятение тело и душу». В самой Помпее фрески, которые не подлежали демонтажу, но оскорбляли общественную нравственность, были прикрыты завесами, которые разрешалось приподнимать только за плату для лиц мужского пола. Эта практика существовала ещё в 1960-е годы. Чуть позже была предпринята попытка «либерализации» выставочного режима и превращения секретного кабинета в общедоступный музей. Кабинет открывался для публики только на непродолжительное время.

[slideshow=154]

И лишь  относительно недавно  фрески эти выставлены на публичное обозрение в специальных залах музея Неаполя (заметим сразу, что кое-где несовершеннолетним вход запрещен или на основании письменного разрешения родителей).

В самих Помпеях сохранилось несколько вилл богатых патрициев с многочисленными фресками эротического характера, замаскированных под изображения античных богов.

В небольшом, но богато декорированном доме Вет­тиев, главной достопримечательностью является фреска с изображением Приапа, древнегреческого бога плодородия; римского — полей и садов. Изображался безобразным, с чрезмерно развитыми половыми органами в состоянии вечной эрекции. По имени этого бога названа современная болезнь приапизм.

И совершенным откровением, порнографией древнего Рима являются сцены в лупанариях (от лат. «волчица — lupa — так в Риме называли проституток) — античном борделе, одном из многих в Помпеях.

На сегодняшний день археологам и историкам искусства известны больше 30 помещений, использовавшихся в Помпеях для проституции (отдельные комнаты обычно над винными лавками), и один двухэтажный лупанарий с 10 комнатами. Обитательницы лупанариев принимали гостей в небольших комнатах, расписанных фресками эротического содержания — клиенту демонстрировалось, на что он может рассчитывать в этом помещении. Фрески были по сути единственным украшением крохотных комнат с узкими каменными ложами длиной около 170 см, которые сверху застилали матрасом.

Картинка «Последний день Помпеи»  воспроизводилась в школьных учебниках по античной истории. Так мы и выросли с осознанием и пониманием того, что Помпеи и примечательны только тем, что там был Везувий, который и сегодня не спит, а дремлет, огненно-каменный дождь, засыпавший город, и несколько красивых мужчин и женщин, спасшихся из геенны земной. Прошли годы. И в голове совсем другой образ — рассердившийся Бог наказал города за грехи и пороки.

Лена Серова

Секс в культуре и искусстве на портале «Германия плюс»